Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Китайский

Вовка начал учить китайский язык очень давно, по самоучителю. Говорить, конечно, не мог («не с кем помяукать»), но переводы в торговой палате брал, и какую-никакую копейку в придачу к учительской зарплате имел. Он по образованию физик, педагогический заканчивал. У меня еще был знакомый, который тоже выучил китайский по самоучителю, химик, сейчас в Сянгане живёт.
Вовку в языки Машка Жукова втравила. Странная баба была, любила классическую музыку и курить натощак. Как-то проговорилась, что основным аргументом в изучении китайского была её мать.
Вовка очень удивился.
- Вынуждена была выучить тринадцатый язык. Турецкий.
- Вынуждена?
- Ага, - подтвердила Машка, - главный редактор закрытого журнала. По разведке.
Он не поверил, и напрасно: у Жуковой в двадцать пять уже была двухкомнатная квартира, хоть и крохотная, но своя. Машка его со своей подругой познакомила, страшной, просто ужас. Представьте негра, не Барака Обаму, а настоящего африканского масаи, с большими в пол лица губами, широким приплюснутым носом, крупными надбровными дугами и при этом совершенно белого, из Смоленска. Флегматичная неразговорчивая архитекторша с кучей интереснейших альбомов по живописи и архитектуре.
Вовка с ней начал жить, родители на стенку лезли. Он уволился из учителей и перешёл в наладку автоматики для пивных комбинатов. Мотался всё время в командировку в Северодвинск, где главная база подводных лодок. Не на саму базу, а на пивзавод. Туда, чтобы попасть, всё равно допуск надо было получать. Ему дали, конечно, он после вуза служил ракетчиком, а потом работал на комсомольской стройке. Приезжал из командировки и рассказывал, что по городу ползают пьяные чёрные полковники. Как тараканы на четвереньках из всех щелей ресторана.
Архитекторша сочувственно вздыхала и молча жарила курицу.
В конце концов, то ли под воздействием искусства, то ли еще по какой причине, он покрасился в рыжий цвет. Это переполнило чашу терпения родителей, и они поставили вопрос ребром.
Конечно она, сделал свой выбор Вовка, и женился. Родился ребенок, денег не хватало, ничего другого как выучить иврит и начать его преподавать желающим уехать в Израиль, он придумать не смог.
Древнееврейский выучил с помощью Кости, двоюродного брата жены, медведеподобного парня с очень тяжелым взглядом на окружающий мир. Когда с ним разговариваешь, впечатление, что находишься на допросе. Он что-то скажет и смотрит, ждёт, что ты расколешься, сделаешь неверный шаг и покажешь свою антисемитскую сущность. Костя так со всеми разговаривал, совершенно не влияло, кто перед ним. ГИП (главный инженер проекта) или контролёр в транспорте. Как его начальство терпело, ума не приложу.
Один раз Вовка встретил его на спектакле «Мастер и Маргарита». Московский «Театр на Таганке» давал гастроли, Вениамин Смехов играл Воланда, а толстый Готлиб Ронинсон - он играл конферансье Жоржа Бенгальского, которому откусили голову - стоя на ступеньках Дома Офицеров подстрекал безбилетников к штурму. Милиция сильно нервничала. Вовка пришёл за полтора часа до начала, забрался с черного входа, достал заранее припасённый синий рабочий халат и нагло расхаживал по зданию, словно здесь работал. Билетов, конечно, не было, и он смотрел спектакль, сидя на полу. Очень удивился, когда в партере увидел Костю. В антракте он вместо приветствия сказал:
- Ты слышал, как они произносят?
- Что произносят? – Вовка приготовился к самому худшему.
- Имя.
- Чьё имя? – Вовка стал испуганно озираться по сторонам.
- Га-Ноцри, - негодованию Кости не было предела.
- Да, - на всякий случай согласился Вовка.
- Га-Ноцри, - повторил Костя и тут же зычно произнёс его по всем арамейским правилам «Га-Ноцри!»
К счастью, прозвенел звонок, сообщающий, что допрос окончен, и они разбежались: Костя в пятый ряд, а Вовка на пол.
Ему не продлили допуск, и контора перекинула на объект из Северодвинска в Ужгород. Он научился ругаться по-венгерски, и один раз вернулся из Закарпатья с двумя парнями. Одного звали Гиммлер, другого Гесс. Они страшно не понравились архитекторше, сильно напились в ресторане и попали в милицию. Еле их оттуда достали. Вовка ходил по кабинетам и рассказывал, как он с ними работал на ударной стройке города Усть-Илимска. Гиммлер сидел бледный, его тошнило, Гессу чуть не сломали челюсть. Ментов как-то уговорили, подключили все связи, фашистов отправили на родину. На вокзале они поклялись, что если еще раз и приедут в Минск, то только на танке. Вовка очень переживал.
- Живые носители венгерского языка. Нехорошо получилось.
Потом наши пути надолго разошлись. Встретились мы в тот день, когда он получил официальное подтверждение о разводе. Мы ходили по Назарету, вокруг на маленьких грузовичках «тойотах» разъезжали молодые люди с зелёными повязками на головах и зелёными флагами.
- Муниципальные выборы, - перевел Вовка надпись с арабского на одном из плакатов, – исламское движение Израиля призывает голосовать за своих кандидатов.
Я уважительно посмотрел на него.
- Ничего особенного, - продолжил он. – Арабский отличается от иврита, как русский от польского.
Вечером мы смотрели на Средиземное море, которое лениво омывало пластиковые стулья, на большое заходящее солнце, утопающее в дрожащем от жары горизонте и утомленно молчали. Неожиданно зазвонил телефон, Вовка принялся говорить на каком-то совершенно незнакомом языке, вставляя большие порции русского мата. Ругался он смачно, но смысл разговора уловить было не возможно. Минут через десять он закончил, извинился, сказав, что звонили партнёры из Казахстана.
- Слушай, - не выдержал я, - чего ты развёлся?
Он не ответил и перевёл разговор в другое русло. Начал рассказывать о том, что пытается восстановить китайский.
- Всё начисто забыл, - посетовал он и добавил печально, - не с кем помяукать.
Я не придал этому значения и смотрел на небо. Оно стало чёрным, как экран выключенного телевизора.
- Утку по-пекински будешь? – спросил Вовка, - Я знаю одно неплохое место…
Наутро мы разлетались. Я в Минск, он - в Дюссельдорф.
Я его не видел около года, вдруг по скайпу звонок.
- Привет, - это был Вовка, - хочу…
Раздался громкий смех, он отвернулся от камеры и гневно замяукал на кого-то в сторону.
- … хочу на свадьбу пригласить. В Гонконг. Приедешь?

(no subject)

Недавно перебирая книги, нашел толстый польско-русский словарь, и долго вспоминал, откуда он взялся. Наконец вспомнил: одна девчонка подарила на день рождения. Сейчас она уже не девчонка конечно, а серьезный преподаватель математики в одном американском университете. Муж – коллега-преподаватель, немец, двое сыновей. Когда она подарила словарь, это была вторая безуспешная попытка выучить польский язык. Я потом про неё расскажу. А пока про первую.
Я слушал польское радио. Больше ничего не делал, так как считал, что если слушать много, то язык должен усвоиться автоматически без всяких усилий. Это не я придумал, а приятель с редкой для Беларуси фамилией Артамоновас. У меня был еще один знакомый с похожим литовским окончанием фамилии - Дубинас. От него жена ушла, утверждала, что жить с такой фамилией не может, ей всё время кажется, что на неё указывают пальцем. Знакомые сочувственно вздыхали, я не верил. Во-первых, ударение было на первый слог и все это знали и, во-вторых, у неё была такая задница, все завидовали Дубинасу. Вскоре выяснилось, что она лесбиянка и фамилия тут вообще не причём.
У Артамоноваса были прямые черные как смоль волосы, чёрные глаза, белая кожа, нежный румянец и маленький шкодливый брат, который вечно засовывал в чужие ботинки какую-нибудь гадость. Клей силикатный раз налил мне, паршивец. Теперь в Лос-Анжелосе в директорате крупной химической компании заседает.
Мама Артамоновасов была литовской еврейкой, а папа – литовским белорусом из Зарасая. Сейчас это Евросоюз, а тогда – три часа на легковушке. В Минске они стали Артамоновыми, а в институте студенты Сашку вообще сократили до Монова. Он немного понимал по-литовски и утверждал, что по-польски хорошо, и постоянно слушал развесёлую передачу из Варшавы «Lato z radiem». Новости поляки дублировали на русском и исполняли музыкальные заявки, поступавшие, в том числе и из СССР. Ведущий Ежи Михалевич обладал прекрасным чувством юмора, периодически разбавляя музыкальные предпочтения того времени (АBBA, Эрик Клэптон, Роллинг Стоун) залихватским цыганским романсом в исполнении пропитого эмигрантского казачьего хора.
«Скатерть белая залита вином//Все цыгане спят беспробудным сном//Лишь один не спит, пьёт шампанское//За контральто пьёт, за цыганское//».
Ежи отпускал шутки на множестве языков и был настоящим членом семьи. Мы вставали под Ежи Михалевича, пили под Ежи Михалевича, даже трахались под Ежи Михалевича.
Как-то с Артамоновасом подсняли нескольких девиц из питерского института киноинженеров. Они приехали на практику на «Беларусьфильм» и жили в общаге политеха. Одна была неимоверно рыжей, очень обаятельной, любила яблоки. Когда я её очередной раз выгуливал, Танька профессиональным операторским взглядом обнаружила одинокий куст конопли, растущий буквально в двух шагах от проспекта Машерова. Не того, который сейчас, а старого, бывшая Парковая магистраль.
Куст мы немедленно оприходовали, и довольные заявились на дачу к Артамоновасу с небольшим газетным кульком. Сашка спал в гамаке с включенным на полную катушку приёмником, из которого транслировали фестиваль польской песни в Ополе. Мы забили папиросы из-под «Беломора» травой и закурили, ожидая наступления чего-то невероятного.
По радио сообщали, что первое место в какой-то номинации на фестивале занимает акустический хит “Od Chicago do Tobolska: Żeby Polska, była Polska” (от Чикаго до Тобольска чтобы Польша была Польшей) . Песенка очень нравилась Ежи Михалевичу и он её за час прокрутил раза три.
Танька была родом с Украины и тоже считала, что понимает польский.
- Они, что серьезно? – спросила она.
- Еще как, - Артамоновас задумчиво глядел похожими на чернослив глазами на заходящее солнце, - серьезнее не бывает.
- Им надо место выделить у Северного Ледовитого океана, - сказала Танька и поперхнулась дымом. – От Чикаго до Тобольска. Размечтались пшеки.
Артамоновас прекратил смотреть за горизонт и неожиданно сказал, что конопля на него не действует.
- Гадость ваша трава, - потом повернулся к Таньке. - И ты – гадость.
Танька обиженно встала, и пришлось ехать обратно в Минск. По дороге невероятное всё-таки произошло: мы стали понимать друг друга практически без слов. Молча добрели до какого-то скверика и устроились на лавочке. Посчитали, что заблудились, слегка расстроились и всю ночь курили оставшуюся коноплю, убеждая друг друга, что в наших широтах трава до известного состояния не вызревает. Дома утром, я сообщил ошарашенным родителям, что собираюсь немедленно нести заявление в ЗАГС. Получил вместо одобрения изрядно несправедливых подзатыльников и отправился спать. Включил «Lato z radiem», услышал песенку про Польшу от Чикаго до Тобольска и немедленно погрузился в сон.
Мать запомнила Танькин голос и с этого дня и до конца практики отвечала по телефону, что меня дома нет.
«Lato z radiem» шло еще пару лет. В восьмидесят первом году передачу прикрыли. Тогда я нашёл еще одну польскую радиостанцию в другом диапазоне. Диктор читал «Парень из преисподней» Стругацких. Я понимал через пень колоду, но найти эту книгу в библиотеках было не возможно, не говоря о книжных магазинах. Как-то врубив приёмник, услышал, что «radio przerwane z powodu strajku» (радио не работает по причине забастовки). А на следующий день из Питера приехала Танька и мне стало совсем не до польского языка.


Апдейт. Спасибо всем, кто меня поправил в комментах

поменяли хулигана на Луиса Корвалана...

А тем временем в далекой Галактике...

Польская шляхта пыталась применить еще один (четвертый) способ решения вопроса, прямо противоположный: во взаимовыгодных целях использовать корыстные качества евреев как инструмент более жесткой эксплуатации малороссийского крестьянства. Это породило восстание Богдана Хмельницкого, грандиозный погром евреев и воссоединение малой России с Великой – отчасти это произошло как бы "благодаря евреям".


Михаил Назаров
ПУТИ И СПОСОБЫ РЕШЕНИЯ “ЕВРЕЙСКОГО ВОПРОСА”: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Доклад на научной конференции к 100-летию Союза Русского Народа (28.10.2005, Москва)

(no subject)

 В связи с тем, что трагический период русской истории, когда кагал правил СССР, как одной из форм существования России, закончился в 1937 году, теперь можно спокойно рассказывать, как русский народ распоряжался собственной страной после этого:

Постановление СНК СССР "О нефтяной концессии на Сахалине"

5 июля 1938 года Сов. секретно 

Collapse )

А албанцы - они кто? Сунниты, шииты, ваххабиты?

Владыка рашско-призренский Артемий направил открытое письмо главе международной администрации в Косово Хари Холкери, в котором просит его распорядиться об очистке оскверненного албанцами храма Христа Спасителя в Призрене и его защите миротворцами КФОРа.
Владыка Артемий потребовал от Холкери освободить от занимаемой должности министра ландшафтного планирования и урбанизма Атхема Чеку и главу городской администрации Приштины, которые несут ответственность за неслыханное богохульство.