Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

женские сигареты

Худая кубинка одиноко сидела на скамейке. Ей все не нравилось: и пейзаж, и погода, и насекомые. У Марии были черные глаза, тонкие мускулистые руки, легкие розовые бриджи, белая майка без рукавов, под которой перекатывались небольшие кубинские сиськи.
Я таких видел в военных хрониках, которые крутили перед сеансами в кинотеатрах. Это были не санитарки с ласковыми глазами и белыми повязками на рукаве, не решительные регулировщицы движения со свистками во рту и флажками в руках, это были пулеметчицы на джипах с твердыми взглядами из-под козырьков головных уборов, напоминающих бейсбольные кепки, остервенело поливающие из многоствольных орудий эскадрильи американских бомбардировщиков.
Ей было далеко-далеко за тридцать, она безостановочно курила дешевые сигареты без фильтра. Наверное, у нее был муж, ребенок, может даже и не один, она смотрела невидящим взглядом на серую рябь озера Нарочь, на низкие свинцовые облака, выпускала изо рта невкусный сизый дым и видела зеленый, а в некоторых местах небесного цвета океан, огромные белые волны прибоя, пляж, покрытый раскаленным песком, детей визжащих от восторга на мелководье, и даже жмурилась от воображаемого нестерпимо яркого солнца.
Фидель сказал, что для дела Революции нужна собственная энергетика, и она поехала учиться в Минск. Мария зубрила теоретические основы электротехники, рисовала ненавистные графики токов переходного периода и изучала автоматику. Домой было ехать далеко и дорого, и после успешного окончания курса деканат премировал иностранных студентов путевками.
В кинотеатре дома отдыха «Голубые озера» крутили голливудский вестерн «Золото Маккенны». Почти всё кубинское землячество, восемь человек купили билеты, она идеологически стойко воздержалась.
- Как вы можете курить эту гадость? – спросил я и протянул ей пачку болгарских сигарет с фильтром.
- Берите, - настаивал я.
Она подняла черные глаза.
- Спасибо, - вежливо отказалась она.
- Берите, - продолжил настаивать я, - у меня еще есть.
- Эти слишком легкие, - улыбнулась Мария, - у нас курят сигары…
Она достала очередную сигарету без фильтра и тонкими черными пальцами принялась вытаскивать из нее деревянные щепки. Загадочные кубинские сиськи чуть подрагивали под белой майкой.
- Можно присесть? – спросил я.
Кровь прилила к голове, меня слегка затрясло от собственной наглости. Мария молча подвинулась на скамейке. Я опустился на краешек.
- А почему вы не в кино? – я продолжал поражаться собственному нахальству, - ведь все ваши пошли…
Она выпустила порцию невкусного дыма и поинтересовалась:
- Тебе сколько лет?
- Семнадцать, - ответил я.
- Семнадцать, - повторила Мария. Она говорила с легким акцентом, тщательно выговаривая окончания слов и правильно ставя ударения, у нее были ослепительно белые ровные зубы, - Семнадцать…
- Что? – переспросил я.
- Ничего, - неожиданно быстро отреагировала она, - А ты почему не пошел?
- Хорошее кино, - ответил я, - смотрел уже в Минске.
Она еще что-то спросила, я не услышал что именно, но догадался:
- Два часа фильм идет.
Мы молчали, вокруг было пусто. Кубинское землячество и остальные отдыхающие сидели в кинотеатре и буквально в двух шагах в темном зале, затаив дыхание смотрели, как на большом экране Омар Шариф пытается всеми, доступными ему способами разбогатеть.
У меня погасла сигарета, я достал спички, сложил ладони домиком и попытался прикурить. Ничего не получалось, огонек мгновенно гас на ветру, мне было стыдно. Я перепортил их кучу, злился и не сразу почувствовал, как меня легонько трогают за плечо.
Мария стояла.
- Здесь не загорится, - сказала она, - Надо идти туда, где нет ветра.
Она зашаркала впереди по дорожке, я поплелся следом.
Куда мы идем, думал я. Почему мы идем? Здесь уже нет ветра.
Мария один раз оглянулась, и, убедившись, что я не исчез, дальше шла не оборачиваясь.
Здесь уже нет ветра.
Мы зашли в пустой корпус, все кубинцы жили на втором этаже, и поднялись в ее номер. Она сразу подошла к окну и быстро задернула шторы. В комнате стало темнее. Мария повернулась и сняла белую майку. Кубинские сиськи оказались маленькими шоколадными с темными кругами вокруг сосков. Меня заколотило, руки задрожали, рубашка треснула по шву, замок в джинсах заклинило. Мы рухнули на кровать, что-то громко хрустнуло, матрас перекосило, он выехал, стал вертикально, и мы сползли на пол.
Мария оказалась раскаленной, как утюг. Она билась током, визжала, рычала, жарко шептала в ухо по-испански и укусила за сосок.
- Ай! – закричал я от внезапной боли.
Она слезла с меня и села рядом.
- Ничего, - сказал я, растирая левую грудь ладонью, - ничего. До свадьбы заживет.
Ее черные глаза стали еще чернее.
Боже, какой я идиот. Господи, я кретин и придурок!
Она потянулась за розовыми бриджами.
- Мне…эта, - залепетал я, пытаясь преодолеть возникшую неловкость, - мне…в туалет…наверное…
Я обмотался рубашкой и выскочил в ванную.
- Ну? - спросил я у отражения в зеркале. В голове был совершенный вакуум. Я пытался словить хоть какие-нибудь эмоции, но ничего не получалось. Они потом обязательно появятся, но сейчас пусто. Только несильная боль от укуса. Я потрогал сосок пальцами, - что ты об этом думаешь?
- Ничего, - ответило отражение.
Я со вздохом спустил воду в унитазе.
Мария сидела на корточках и смотрела на озеро в щель между шторами. Я натянул джинсы, заправил рубашку и собрался уйти. Она не обернулась.
- До свидания, - попрощался я, берясь за дверную ручку.
- У тебя еще остались женские сигареты? – неожиданно спросила она.
Я засуетился, захлопал по карманам и нащупал зеленую пачку своих болгарских.
- Вот.
В ее глазах промелькнуло что-то странное, растерянное, она вытащила сигарету, собралась привычно размять тонкими черными пальцами, но остановилась. Взгляд постепенно стал твердым.
- Нет, - сказала она, - все-таки слишком легкие.
И затолкала сигарету обратно в пачку.

(no subject)

«Ротор поля наподобие дивергенции градуирует себя вдоль спина и там, внутре, обращает материю вопроса в спиритуальные электрические вихри, из коих и возникает синекдоха отвечания…»
А. и Б. Стругацкие. Сказка о тройке.

Для того, чтобы разобраться, чем Мы от Них отличаемся надо рассмотреть цепь событий в ее непрерывной спирали, понять, что же произошло на самом деле и почему.
Часть граждан не сомневается, что на выборах победил Внутренний Пидорас, здоровый, розовощекий, идущий корнями от самой почвы, и по мужицки прямой и смекалистый. Полная противоположность классическому Римскому Пидорасу, который не смог оторваться от любовных утех, оставив Империю один на один с гуннами.
Другие с не меньшим упрямством настаивают, что к власти пришел долгожданный Здравый Смысл, мятущийся, вечно сомневающийся и от того непоследовательный, эмоциональный и даже (намеренно) косноязычный. Раздираемый внутренними противоречиями несгибаемый железный раб своих страстей.
И те и другие приводят увесистые порции аргументов в защиту избранной позиции.
Сторонники первой точки зрения считают, что продажа поцелуев Вероятному Союзнику есть закономерное следствие той победы. Только уверенно стоящий на земле обеими ногами крепкий хозяйственник способен на такое. Широкая душа, живой ум, трезвый взгляд, горячее сердце, в сочетании с чистыми руками, холодной головой и сельхозакадемией, заложили базис, на котором произросла фундаментальная реальность, переходящая в светлую действительность.
Их оппоненты утверждают, что поцелуи - наивысочайшее проявление Здравого Смысла. Утечка была дана в запале заочной полемики, а так как наше коллективное бессознательное в массе своей обладает превентивной оборонительной духовностью, вследствие чего ошибаться не способно, то результат был предопределен. Экспансия поцелуев не есть результат проявления внутренней непредсказуемости, не усредненная составляющая силовых линий и многоплановых, порой противоречащих друг другу народно-геополитических интересов, а естественный, даже в некотором смысле эволюционный процесс, настоящий прогресс в его химически чистом состоянии.
Образовавшиеся в результате выборов Партия&Правительство по истечении времени мутировало в настоящего мученика за идею, и по этому вопросу представители обеих полярных точек зрения имеют хрупкий консенсус.
Однако, для первых Внутренний Пидорас был все время таким, каким и является сейчас: непоколебимым оплотом и примером беззаветного служения своим принципам. А то, что Вероятный Союзник отказывается принимать поцелуи – это результат, к сожалению, неожиданно обострившейся в среде Союзника внутривидовой борьбы. Ибо отступать Вероятному Союзнику некуда – позади нефтеносные поля, газонасосные станции, горные хребты, ошибочно принятые за свои стратегически высоты, и партнеры с трудно предсказуемыми целями, малоприятным мяукающим языком и пугающе работоспособным населением.
Вторые постоянно твердят, что Здравый Смысл все заранее рассчитал, что совсем не лишено здравого смысла, а многое он вообще просто банально-гениально предвидел. Долго колеблясь, осторожно нащупывая тактику, тщательно верстая стратегию, опираясь на доклады мерчандайзеров и аудиторов, естествоиспытателей и богословов, он, в конце концов, всё-таки взвалил на себя грех и несет на плечах тяжкий крест поцелуев, всей своей созидательной деятельностью показывая Вероятному Союзнику, что есть настоящее стояние за здравый смысл.
И до последнего времени жизнь совсем неплохо складывалась. Казалось, что золотой дождь преференций, низких процентных ставок и конфиската никогда не прекратится. Транзитная труба всегда будет полной, автомобильные баки - под самую горловину, а молочно-товарные производства надежным зонтиком покроют всю территорию от западной границы, куда еще долетают соленые брызги океана, до самой восточной, за которой начинается всё непредсказуемое и непредвиденное.
Но племенам, населяющим пространства между газопроводами, подбрасывали чуждые их вековому укладу и всепобеждающей соборности социальные сети, отдых на Канарских островах и дебетовые кредитные карточки, и в результате многочисленных провокаций и целенаправленных диверсий их вкус стал извращенным, а поцелуи начали казаться пресными. Они искали новых ощущений, дальнейшего углубления братских отношений, возмущались не достаточной их союзностью, и принялись, не стесняясь, плакаться об этом в твиттер.
Раздираемое запасами полезных ископаемых, коллективное бессознательное Вероятного Союзника окинуло пространство избы мутным взглядом, шумно втянуло пахнущий квашеной капустой воздух, слезло с печи и душераздирающе заявило о своих претензиях. «Мухи, - отдало оно приказ тихим вкрадчивым голосом бывалого сотрудника контрразведки, - отдельно, котлеты – отдельно».
Некоторые с тех пор стали считать, что Внутренний Пидорас существовал всегда, только ранее был незаметен, скромен, готовил себя ко вторым ролям, прячась за маской Здравого Смысла.
- Вот этим, - говорили они назидательно, - Они от нас и отличаются.

Раввину Арааму Бененсону.

Ребе!

Вы из США, страны больших возможностей, больших денег и больших амбиций. Там прославились Кирк Дуглас и Давид Сарнов, Меер Лански и Ида Каганович. Там Си-Эн-Эн, Лас-Вегас и Гугл. Там Голливуд, Лос-Аламос и мыс Канаверал. Там платят зарплаты в Линкольнах и Франклинах, пересаживают некошерные органы и разрешают мужчине жениться на мужчине. Там банки, биржи, небоскребы, шикарные автомобили, джаз и статуя Свободы. Там Брайтон-бич и Любавичский Ребе.
Почему вас там нет? Почем вы сейчас здесь у нас в Беларуси и пишете ерунуду?
Родина моя маленькая, но с норовом. Хоть народ, среди которого я родился и вырос, терпелив и вынослив, но все у нас по-особенному устроено. Если молчат, значит протестуют, а когда аплодируют - не одобряют. Я с ними, ребе, плечом к плечу. Мы не дышим разным воздухом, солнца у нас не два, и луна отражается в моих окнах так же как в доме напротив.
А если уж вышли на площадь 19 декабря так от отчаяния.
Или вы не слышали и не знаете, что «Гитлер много хорошего сделал для своего народа»?
Или вы не были в Бобруйске или вы видели, в каком состоянии город? «Страшно было зайти, свинушник был. Это в основном еврейский был город, вы знаете, как евреи относятся к месту, где они живут.»
Или заповедь не прелюбодействуй можно нарушать?
Или можно желать дома ближнего твоего; жены ближнего твоего, раба его, рабыни его, вола его, осла его, всё, что у ближнего твоего?
Если так ребе, то нет вопросов к вам, Б-г умер.

Всем поклонникам сериала "Юристы бостона" и не только

Дело Чергинец потив цивилизации Липковича рассматривается в Первомайском суде г. Минска. Начало сегодня в 16-00. Суд работаетдо 18-00. Вход свободный, 31 кабинет. Буду ходатайствовать, чтобы дали зал по больше.

(no subject)

- Я еврей.
- Евреи не бывают серийными убийцами.
- Как же? А "сын Сэма", Берковиц?
- Его усыновили. Если ты убиваешь людей, значит ты христианин. Тебе надо в церковь.

(с) Юристы Бостона.
Уржался.

(no subject)


Танька Аркадьева вчера напомнила. На фотке акртиса Ирина Цывина. Они вместе занимались в студии нашего минского Дворца пионеров. С ними еще в студии Зорик Марголин учился. Танька напомнила, как Цывина, поступив в школу-студию МХАТ пришла в "Ромашку" и я тогда ляпнул, что будет теперь доярок-интеллектуалок играть. А главная роль Цывиной - последняя жена Евгения Евстигнеева... Вобщем вчера ездили по городу и чего-то вспоминали.
- А вот здесь жила Алена Свиридова.
- Правда? А муж у неё кто был?
- Сережка Свиридов, химик. В Канаду уехал.
У Таньки сын - актёр, женился на француженке, работает в Париже. Диабет, колется...

(no subject)


Вроде как именно эту скульптуру Альберто Джакометти Женщина из Венеции I прикупил Роман Абрамович за 14 миллионов долларов.

а вот наше блядское правительство во всей его красе.

Вот я вчера такой пост накатал, социально значимый. И думаю, чего-то упустил. А оказалось вот дополнение

В Беларуси назрела необходимость включения физических лиц в число лизингополучателей, сообщил журналистам заместитель министра экономики Андрей Тур.

Идея проста, как два байта переслать - лизинг, по версии Тура, - исключение покупки из налогооблагаемой базы. А иначе на хрена он физикам? Расширение лизинга для физлиц - мера канешна классная, но что это будут за товары? Ясно, что Тур лоббирует автомобильных диллеров.