Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

1982 год. День рождения.

Она смотрела в потолок. Будильник тикал, беззвучно светилась шкала включенного приёмника, на улице шумел заблудившийся автобус. Она повернулась к стене и закрыла глаза. Ничего не получилось. Сердце всё еще громко стучало, за ушами шумно пульсировали вены.

Среди этой разношёрстой компании был её одноклассник, который сказал, что она Гришке нравится и тут же попросил пять рублей. Она кисло улыбнулась, полезла в кошелёк. Одноклассник побежал в соседний магазин, через четверть часа сидел в её баре и под столиком разливал бутылку водки. Она делала вид, что не замечает. Украдкой посмотрела на Гришку. Парень, как парень. Только галстук какой-то странный, непонятный. Вертикальные бело-голубые полосы. Одноклассник заметил взгляд и подмигнул. В общем, это забылось.
Гриша почти никаких телодвижений в её сторону не делал. Почти... Впрочем, могло казаться. Мало ли кто кого сверлит глазами. Она себя считала женщиной видной и крест ставить не собиралась, хоть с ребёнком и разведена….
Вчера вечером их собралось много. В длинных свитерах, вытертых добела джинсах, волосатые и коротко стриженые, бородатые и гладко выбритые, брюнеты и блондины, курчавые и лысеющие. Художники. Они сидели друг у друга на головах, на подлокотниках кресел, стояли за спинами, уставили несколько столиков бутербродами с колбасой, стаканами с томатным соком, коктейлями, наносили коробки, которые свалили на подоконник. Они смеялись, цепляли девушек, делали громкие тосты…. Их девчонки (ах какие эффектные!) то и дело наклонялись к Грише, целовали в щеку. Она поняла, что отмечают день рождения.
Воронов незаметно подошёл сзади и тихо спросил:
- Как тут?
Именинник стоял, держа стакан в вытянутой руке, и декламировал стихи:
Погляди в зрачок бездонный:
Пустота – залог здоровья.
Выпей вместе с нами водки
Мир в ней тонет поголовно!
Его друзья зааплодировали.
- Всё в порядке, - ответила она.
Утром её вызвал директор.
- Наталья Николаевна, - представил он, - Начальник нашего оперотряда.
Она не удивилась. Их всё время склоняли в управлении, говорили, что в баре образовался настоящий притон. Проститутки, спекулянты-фарцовщики, чуть ли не диссиденты. Директор кое-как отбивался, ссылался на показатели. Наверху, соглашались, но требовали пресечь.
Из-за стола поднялся грузный лысый мужчина, в котором легко угадывался отставник.
- Воронов, - он по-военному щелкнул каблуками, - Борис Иосифович.
- Очень приятно, - вежливый кивок, - Муха. Наталья Николаевна. Администратор.
- Борис Иосифович, человек опытный, будет работать в теснейшем взаимодействии с вами.
Да-да, конечно. В теснейшем.
- И с органами, - продолжил директор.
Воронов склонил голову чуть на бок, изучая (облапал…) её с ног до головы. Дядя, ты на мне дырку протрёшь, вспомнила, как ругались посетители.
Они пожали друг другу руки, его ладонь оказалась жесткой и сухой.
- Сработаемся, Наталья Николаевна, - Воронов улыбнулся колючими глазами.
Конечно, сработаемся, подумала она. И немедленно захотела помыть руки. Сработаемся, отчего же не сработаться.

Через час за столиком стало меньше народа, кое-кто напился и их поволокли домой. Она посмотрела по сторонам – именинника не было. Выглянула в окно: Гриша одиноко курил на холоде перед входом в подсобку.

Тик-так. На полу валялись разбросанные вещи – колготки, лифчик, серое платье. Трусы с надписью “Houston 38” лежали на спинке кресла. Тик-так.
Гриша пару дней тому подошёл к ней с приятелем, который был выше на две головы. Приятель улыбался из-за спины.
- Скажите, - спросил Гриша, - Наталья Николаевна Муха…
Он демонстративно прочёл её имя на бэдже, хотя знал, как её зовут и неожиданно замолк. Приятель нетерпеливо подтолкнул его в спину. Гриша отмахнулся не оборачиваясь. Сейчас, погоди.
- Слушаю, - официальным тоном сказала она.
- У вас есть любовник? – неожиданно спросил он.
Приятель за спиной прыснул и отвернулся, закрыв рот рукой.
- А что? – сухо спросила она, но заинтересовалась.
- Хотите устроить ему сюрприз? – Гриша немного смущался.
Она собралась сделать гневное выражение лица, начала морщить лоб и сдвигать брови к переносице, но он опередил:
- Приятный....
Она почувствовала в голосе какие-то нотки, в которых была смесь наглости и мольбы. Странные. А почему бы и нет?
- Хочу, - чуть оттаяла она. Было всё еще интересно.
Огромный приятель покраснел, еле сдерживался, чтобы не расхохотаться в голос, извивался, пританцовывал. Гриша достал маленький прозрачный пакет.
- Вот.
Она смотрела, как он разворачивает что-то и разглаживает это что-то на колене.
- Я бы себе оставил, но это женские. Настоящий Гонокок (приятель согнулся пополам). То есть Гонконг. «Хьюстон 38». Десять рублей.

Она набросила поверх фирменного желтого костюма пальто и вышла из подсобки.
- Бр. Холодина какая, - она сделала вид что что-то ищет.
Гриша прекратил курить и замер.
- У тебя сегодня день рождения? – спросила она.
Он кивнул.
- Сколько?
- Двадцать два.
- Поздравляю, - вздохнула она.
Ей показалось, что он застонал или это было на самом деле? Он неожиданно резко шагнул вперед, обнял за талию, затолкал за ящики, так что со стороны их не было видно, и поцеловал. Жарко и страстно. Она продолжала стоять с закрытыми глазами.
- Еще - зашептала она, - еще.
Почувствовала, как его губы скользят по лицу, чуть-чуть касаются носа, щеки, рука лезет в лифчик, что-то пытается расстегнуть. Ей стало тесно и влажно. Она оттолкнула и принялась поправлять причёску.
- Я не хотел…, - залепетал он.
Она одёрнула пальто и вернулась в помещение. Гриша остался на улице.
С другой стороны в подсобку входил Воронов. В руках держал почти полную бутылку спиртного.
- Трофей, - сказал он, - я вас везде ищу, Наталья Николаевна. Они говорят, что это не их водка, - продолжил Воронов растеряно, - кто-то её распивал и оставил здесь.
Добро пожаловать в бар! Она сняла пальто с плеч и переложила себе на руку:
- Они всегда так говорят. Их невозможно поймать.
- Бар надо закрывать.
- Из-за этого? – удивилась она, - вы в своём уме?
- Концерт, посвященный дню милиции, отменили.
Дорогой Леонид Ильич. Горячо любимый Леонид Ильич.
- Музыка! – спохватилась она. Каблуки быстро зацокали по лестнице.
Из магнитофона неслось то, что принесли из Гришиной компании. Визгливая скрипка или гитара, она не разбиралась.
- Таня, выключай.
Барменша без слов повернулась и щелкнула тумблером. Музыка затихла. В зале повис низкий недовольный гул. Стало слышно, как кашляют, стучат вилками, ругаются матом. За столиком, где отмечали день рождения, особенно громко выражали недовольство. Она пошла к своему посту.
- Наталья Николаевна, - раздался знакомый голос за спиной, - Наташа.
Гришка стоял с разведёнными руками, давая всем своим видом понять, что недоумевает:
- Но музыка причем? Включите, это хорошая музыка. Жан-Люк Понти.
- Концерт, посвященный Дню Милиции, отменили - сказала она, оборачиваясь, - бар сегодня будет работать до восьми.
- До восьми? – автоматически повторил Гриша. Вдруг дошёл смыл сказанного. Он присел от неожиданности. Глаза загорелись, он подпрыгнул и побежал к столику.
- Вы не поверите, - услышала она.
Несколько мгновений стояла тишина, потом бородатый парень встал и громко пробасил:
- Наконец-то осиротели!
По всему залу принялись шушукаться.
Они выпили стоя, быстро собрались и спустились в гардероб. Там уже висела табличка: «Бар закрыт по техническим причинам». Они смеялись, тыкали в надпись пальцем. Администратор выглянула в окно и увидела, что опять кто-то курит возле подсобки.

Неожиданно тик-так прекратилось, что-то щелкнуло и громко зазвонил будильник. Она испугалась, вздрогнула. Некоторое время застыла без движения, потом присела на кровати. Лежащий рядом приоткрыл один глаз:
- Привет, Муха.
- Доброе утро, Гриша, - улыбнулась она ответ.

любое совпадение фамилий считать случайностью. блядь, почему меня никто не комментит!