Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

(no subject)

«Ротор поля наподобие дивергенции градуирует себя вдоль спина и там, внутре, обращает материю вопроса в спиритуальные электрические вихри, из коих и возникает синекдоха отвечания…»
А. и Б. Стругацкие. Сказка о тройке.

Для того, чтобы разобраться, чем Мы от Них отличаемся надо рассмотреть цепь событий в ее непрерывной спирали, понять, что же произошло на самом деле и почему.
Часть граждан не сомневается, что на выборах победил Внутренний Пидорас, здоровый, розовощекий, идущий корнями от самой почвы, и по мужицки прямой и смекалистый. Полная противоположность классическому Римскому Пидорасу, который не смог оторваться от любовных утех, оставив Империю один на один с гуннами.
Другие с не меньшим упрямством настаивают, что к власти пришел долгожданный Здравый Смысл, мятущийся, вечно сомневающийся и от того непоследовательный, эмоциональный и даже (намеренно) косноязычный. Раздираемый внутренними противоречиями несгибаемый железный раб своих страстей.
И те и другие приводят увесистые порции аргументов в защиту избранной позиции.
Сторонники первой точки зрения считают, что продажа поцелуев Вероятному Союзнику есть закономерное следствие той победы. Только уверенно стоящий на земле обеими ногами крепкий хозяйственник способен на такое. Широкая душа, живой ум, трезвый взгляд, горячее сердце, в сочетании с чистыми руками, холодной головой и сельхозакадемией, заложили базис, на котором произросла фундаментальная реальность, переходящая в светлую действительность.
Их оппоненты утверждают, что поцелуи - наивысочайшее проявление Здравого Смысла. Утечка была дана в запале заочной полемики, а так как наше коллективное бессознательное в массе своей обладает превентивной оборонительной духовностью, вследствие чего ошибаться не способно, то результат был предопределен. Экспансия поцелуев не есть результат проявления внутренней непредсказуемости, не усредненная составляющая силовых линий и многоплановых, порой противоречащих друг другу народно-геополитических интересов, а естественный, даже в некотором смысле эволюционный процесс, настоящий прогресс в его химически чистом состоянии.
Образовавшиеся в результате выборов Партия&Правительство по истечении времени мутировало в настоящего мученика за идею, и по этому вопросу представители обеих полярных точек зрения имеют хрупкий консенсус.
Однако, для первых Внутренний Пидорас был все время таким, каким и является сейчас: непоколебимым оплотом и примером беззаветного служения своим принципам. А то, что Вероятный Союзник отказывается принимать поцелуи – это результат, к сожалению, неожиданно обострившейся в среде Союзника внутривидовой борьбы. Ибо отступать Вероятному Союзнику некуда – позади нефтеносные поля, газонасосные станции, горные хребты, ошибочно принятые за свои стратегически высоты, и партнеры с трудно предсказуемыми целями, малоприятным мяукающим языком и пугающе работоспособным населением.
Вторые постоянно твердят, что Здравый Смысл все заранее рассчитал, что совсем не лишено здравого смысла, а многое он вообще просто банально-гениально предвидел. Долго колеблясь, осторожно нащупывая тактику, тщательно верстая стратегию, опираясь на доклады мерчандайзеров и аудиторов, естествоиспытателей и богословов, он, в конце концов, всё-таки взвалил на себя грех и несет на плечах тяжкий крест поцелуев, всей своей созидательной деятельностью показывая Вероятному Союзнику, что есть настоящее стояние за здравый смысл.
И до последнего времени жизнь совсем неплохо складывалась. Казалось, что золотой дождь преференций, низких процентных ставок и конфиската никогда не прекратится. Транзитная труба всегда будет полной, автомобильные баки - под самую горловину, а молочно-товарные производства надежным зонтиком покроют всю территорию от западной границы, куда еще долетают соленые брызги океана, до самой восточной, за которой начинается всё непредсказуемое и непредвиденное.
Но племенам, населяющим пространства между газопроводами, подбрасывали чуждые их вековому укладу и всепобеждающей соборности социальные сети, отдых на Канарских островах и дебетовые кредитные карточки, и в результате многочисленных провокаций и целенаправленных диверсий их вкус стал извращенным, а поцелуи начали казаться пресными. Они искали новых ощущений, дальнейшего углубления братских отношений, возмущались не достаточной их союзностью, и принялись, не стесняясь, плакаться об этом в твиттер.
Раздираемое запасами полезных ископаемых, коллективное бессознательное Вероятного Союзника окинуло пространство избы мутным взглядом, шумно втянуло пахнущий квашеной капустой воздух, слезло с печи и душераздирающе заявило о своих претензиях. «Мухи, - отдало оно приказ тихим вкрадчивым голосом бывалого сотрудника контрразведки, - отдельно, котлеты – отдельно».
Некоторые с тех пор стали считать, что Внутренний Пидорас существовал всегда, только ранее был незаметен, скромен, готовил себя ко вторым ролям, прячась за маской Здравого Смысла.
- Вот этим, - говорили они назидательно, - Они от нас и отличаются.

Знакомый привкус

На алее, идущей параллельно улице Калиновского, утренняя движуха. Коммунальщики в зеленых робах с опознавательными знаками и метлами, не пришедшие в себя бомжи с дублеными лицами, мятые выпивохи, заторможенные, мычащие нечто нечленораздельное; собачники всех пород, типов и окрасов. Жизнь каждый день, без выходных и праздников. Многовекторность здесь является не принципом существования, а конечной точкой посыла, за упоминание инноваций можно отгрести, как за любое другое оскорбление, последняя книга была прочитана в пятом классе, фамилию участкового знают все, слегка поеживаясь при упоминании.

Мужик в чистом темно синем «адидасе» с тремя голубыми полосками, бритый на лысо, остервенело пытается открыть зубами бутылку темной жидкости.

Я даже и не подозревал, что до сих пор пробки выпускают в исполнении «бескозырка».

Сразу потащило лет на двадцать пять в прошлое, во двор ГУМа. От нахлынувших воспоминаний рот наполнился привкусом латуни. Летний вечер, ворота из крупной металлической сетки, большой ржавый замок для вида, строительная бытовка с маленькими непрозрачными окнами и решетками на них, окаменелые телогрейки, шатающаяся, наспех сколоченная лавка с вонючей банкой полной окурков, стоящая у стенки под рубильником с надписью «Не включать», вино «Алиготэ», девушка, декламирующая стихи, плохие свои и хорошие Пастернака, грозный окрик «Что вы здесь делаете?». Слалом среди штабелей кирпича, пакетов арматуры, бетонных плит, гор строительного мусора и куч песка. Забор с противопожарным щитом, треск рвущейся ткани, сдавленный вопль «Мамочка!», металлические баки для бытовых отходов, компания, расстелившая газетку, на которой открытые консервы "килька в томате", ломти хлеба и портвейн. Мы спрыгиваем на соседний бак, сердца бешено колотятся, дыхания не хватает. Погони нет, компания не обращает внимания. Они полны отчаяния: не открывается пробка.

- Ребята, - не выдерживает кто-то, поворачиваясь, - случайно нет чего-нибудь острого?

- Дайте, - я протягиваю руку.

Придирчиво осматриваю бутылку, хмыкаю, всем своим видом давая понять, что дело пустяковое, вгрызаюсь зубами и через секунду выплевываю пробку под одобрительные возгласы. Девушка смотрит большими удивленными глазами.

Собака дернула поводок, я вернулся в настоящее.

Женщина ждет. Ей как тридцать, так и пятьдесят. На светло коричневом покрытом морщинами лице не разгладившиеся отпечатки выходных. Каштановые волосы растрепаны, на груди серебряная цепочка с крохотным крестиком, юбка розовая, в цветы, из толстой ткани, напоминающей диванную обивку. В левой руке прозрачный пластиковый стакан с делениями. Минизец в предвкушении оттопырен, немного подрагивает. Адидас покраснел от натуги и продолжает пыхтеть.

- Скажите, у вас случайно нет чего-нибудь острого? – она обращается ко мне и замирает. Яркое пятно розовой помады вокруг рта. Голос с одновременно хрипотцой и фальцетом. Сексуальных ассоциаций не вызывает. – О, Липкович! ШОС!

Вспышка молнии, мир становится плоским и черно-белым. Тик-так. ШОС. Тик-так. Через мгновение объём, цвет и запах возвращаются. Глаза голубые, зубы белые, ровные без ожидаемых следов помады, нос правильный, туфли лодочки. Рядом лежат сигареты «Парламент». Её спутник удивительно похож на интеллигентнейшего Диму Плакса, который вел беларуские передачи «Радио Швеция», только на десяток килограммов крупнее.

- ШОС! - я краснею от удовольствия.

Придирчиво осматриваю бутылку и вгрызаюсь в пробку зубами.

- ШОС! – подбадривает женщина и пихает адисаса локтем: смотри как надо.

Я выплёвываю остатки пробки.

Предлагают выпить, собака рвет и приходится бежать. Во рту стоит латунный привкус, на часах восемь сорок пять …

Неописуемый восторг от «Завтрака для чемпионов».

Журнал «Иностранная литература», где он печатался впервые, лично мной был зачитан до дыр.
Доставляла история, как тетка из-за отсутствия наркотиков накачалась средством от выкидышей у крупного рогатого скота. Главного героя звали Килгор Траут (ЖЖ под этим ником скрывается Коля Халезин).
Я никому не рассказывал, как любил эту книгу.
Конечно, у Воннегута есть другие отличные произведения. «Бойня номер пять», например.
«Бьют часы, ядрена мать, надо с бала мне бежать» - пела Золушка. Пленные американцы (вторая мировая война) в лагере ставили пьесу. С ума сойти. Даже представить трудно, что у них там были условия…
«Колыбель для кошки» тоже классная книга. Боко-мару – ритуал обмена мнениями.
Один раз с приятелем , сняв обувь, сдвинули пятки на кухне прямо над тестом, из которого его мама собралась катать блины. Она вышла к соседке за содой, заболталась и когда вернулась, устроила крик, но не сразу. Некоторое время смотрела на наши позы, постепенно передвигая взгляд от задницы своего отпрыска вверх к голым пяткам и следом вниз к моей заднице. Морщины на ее лбу собрались в гармошку, брови стали домиком, она несколько раз мотнула головой, словно считала, что это видение, а не реальность и, убедившись, что не мерещится, принялась негодовать.
- Засранцы! – орала она, - Что вы затеяли? Житья от вас нет, бездельники!
- Мама, - возражал сын, - что ты кипятишься, словно берешь паровоз на мизере? Дай нам три минуточки.
- Сейчас ты у меня получишь три минуточки, – мама страшно обиделась за преферанс и еще больше разошлась, - сейчас ты у меня схлопочешь, сейчас я тебе мозг поправлю!
Она схватила скалку. Пришлось выпрыгивать в окно, благо частный сектор и низко.
«Завтрак для чемпионов» читал Герасим в баре «Ромашке». Герасим был гитаристом (гитарАстом, как его называли за глаза), закончил радиотехнический институт и активно занимался самообразованием, таская книги с собой в дипломате. Художник Володя Цеслер заглянул через плечо и поинтересовался, кто иллюстрации делал.
- Черт его знает, - ответил Герасим и полистал страницы , - какой-то Воннегут.
- Ух ты, - удивился Цеслер, - я уже думал наши научились такие иллюстрации делать...
Художники вовсю халтурили в издательствах оформляя книги, это был профессиональный интерес.
Книга «Завтрак для чемпионов» была культовой для нашего поколения, а Воннегут – культовым писателем. Я где-то читал, что он даже придумал какое-то новое ругательство, а знакомая утверждала, что читала рассказ «Плясун-трясунец», о который якобы написал Килгор Траут в «Завтраке для чемпионов». Я «Плясун-трясунец» не читал, но помню сюжет.
Существо с планеты Зог, которое объяснялось попукивая и отбивая чечетку прилетело на Землю, чтобы рассказать, как человечеству избавиться от рака и прочих ужасных напастей. Оно приземлилось возле какой-то фермы и тут же стало делиться технологиями. Конечно же попукивая и отбивая чечетку. В это время на ферме случился пожар, и фермер вышиб этому существу мозги клюшкой от гольфа.
Так что у нас огромный потенциал в «молчаливых протестах». Можете не сомневаться.
Р.S. Кстати, фильм – говно. Не смотря на то, что играет Брюс Уиллис.

(no subject)

"ротор поля наподобие дивергенции градуирует себя вдоль спина и там, внутре, обращает материю вопроса в спиритуальные электрические вихри, из коих и возникает синекдоха отвечания..." Сказка о тройке. А. и Б.Стругацкие

(no subject)

Минский городской суд

Липковича Е А
г. Минск, ул. кв


Дополнения к ЖАЛОБЕ
на постановление по делу об административном правонарушении, не вступившее в законную силу


27.05.2011 г. мною была подана жалоба на постановление судьи суда Первомайского района г. Минска Ананич Е.Н. от 17.05.2011 г. по делу об административном правонарушении в отношении меня по ст. 9.3. КоАП Республики Беларусь.

Настоящим я желаю дополнить п. 2 поданной мною жалобы.

Полагаю, даже, допустив, что в материалах настоящего дела об административном правонарушении имеются надлежащие доказательства осуществления мною вмененных в вину действий:
- сжигания книг, автором которых является Чергинец Н.И. 19.03.2011 г. в Севастопольском парке;
- размещения в сети Интернет на блоге lipkovich.livejournal.com фотоснимков публичного сжигания данных книг,
указанные действия нельзя квалифицировать по ст. 9.3. КоАП Республики Беларусь.

Так, согласно ст. 9.3. КоАП Республики Беларусь, оскорблением считается, умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме (т. е. откровенно циничной, резко противоречащей принятой в обществе манере общения между людьми). Это, например, нецензурные выражения, циничные прикосновения к телу, плевок в лицо, срывание одежды с интимных частей тела и т.д.

В Законе отсутствует определение понятия неприличной формы. Однако буквальное толкование приводит к выводу о том, что неприличная форма – нарушающая рамки приличия, сложившиеся в обществе .
При решении вопроса о том, выражена ли отрицательная оценка в неприличной форме, следует исходить из норм нравственности общества, а не из ее восприятия самим потерпевшим, который может обладать повышенным самомнением, и любые критические оценки в свой адрес считать оскорбительными. Отрицательная оценка деятельности человека в целом не может расцениваться как оскорбление.

Следует отметить, что правоприменительная практика связывает оскорбление, в первую очередь, с умышленным унижением чести и достоинства личности, выраженном в неприличной словесной форме, - с грубыми и поносительными, прежде всего, нецензурными, выражениями.
Однако, возможно также и оскорбление действием, что, фактически, и вменено мне в вину.

Для оценки действий лица и ответа на вопрос, имело ли в данном случае место оскорбление, необходимо провести анализ , который в равной степени применим к ситуациям оскорбления словом и оскорбления действием.
Для признания слов или действий оскорблением, они должны отвечать следующим критериям одновременно:

а) слова или действия выражены в неприличной форме, - т.е. резко противоречат принятым в обществе рамкам поведения;

Известны многочисленные случаи публичного сожжения книг с целью демонстрации отрицательного отношения к сжигаемой литературе.
Так, сожжение книг издревле традиционно для христианства. Так, например, в каноническом праве существует норма, принятая в 680 году на Шестом Вселенском Соборе, о предании огню «повести о мучениках, врагами истины лживо составленные, дабы обесславить Христовых мучеников и слышащих привести к неверию». Католическая церковь неоднократно устраивала публичные сжигания Талмуда; в 1415 году по постановлению Констанцского собора был сожжен вместе со своими книгами просветитель Ян Гус; и т.д.
Русская православная церковь: в 1284 году в русской «Кормчей книге» (сборнике церковных и светских законов) появилась норма: «Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь».
По одобрению митрополита Филарета ректор Троицкой духовной семинарии Савва, который, узнав, что у семинаристов есть печатные и рукописные сочинения Гоголя, Лермонтова, Пушкина, Белинского и других, ночью сделал обыск и все отобранные книги распорядился предать «торжественному сожжению» во дворе академии в присутствии преподавателей и учащихся. В 1902 году был сожжён весь тираж книги Геккеля (немецкого естествоиспытателя и философа) «Мировые загадки», так как в книге «красной нитью проходила идея животного происхождения человека».
Традиционным сожжение сочинений является и для иудаизма. Так, например, в XVIII веке в некоторых еврейских общинах сжигались обвинённые в ереси книги Моше Хаима Луцатто и Моисея Мендельсона.
Некоторые авторы называют сожжение книг «фашистскими методами» . Действительно, широко известна массовая акция сожжения книг 10 мая 1933 г. в Германии. Сотни студентов, профессоров, членов СА и СС уничтожали на костре книги «антинемецких» авторов: Зигмунда Фрейда, Эриха Кестнера, Генриха Манна, Карла Маркса и Курта Тухольского. Однако, после поражения Германии в войне союзники (Великобритания, США, Франция и др.) в рамках денацификации провели массовое уничтожение нацистской литературы (в том числе полному уничтожению подлежали все школьные учебники времён нацизма). Таким образом, сожжение книг характерно, как для фашизма, так и, в не меньшей степени, - для антифашизма.
В Союзном государстве также имеется немало примеров, свидетельствующих о непротиворечивости принятым в обществе рамкам сожжения книг. Так, в Москве 14 мая 1995 года фундаменталистский деятель о. Олег Стеняев, при участии викария Патриарха Алексия II епископа Истринского Арсения (Епифанова), прямо во дворе своего храма сжигал книги Льва Толстого, Николая Рериха, Владимира Соловьева, о. Сергия Булгакова, о. Павла Флоренского и др. Эта церемония транслировалось по телевидению. В 2007 году несколько человек из Союза православных хоругвеносцев на Берсеневской набережной в Москве сожгли книгу о Гарри Поттере .
Для белорусского общества сожжение книг также не противоречит существующим стандартам поведения. Скорее – наоборот – является в нашем обществе традиционным.
Период с 1946 по 1958 год сожгли уникальный гродненский книгосбор старопечатных книг музея Нового замка. 12 тысяч томов из 40 000 по истории, культуре, быту, изданные в различных типографиях Европы, горели синим пламенем, потому что им был вынесен приговор: “вредные” или “непонятные”. Они, якобы, могли внести сумятицу в сознание советского человека .
У нас по сей день принято избавляться от неугодных по содержанию или просто ненужных книг, газет, журналов, документов и т.д. путем их сдачи в макулатуру или сожжения (например, на дачах, в деревнях), что более широко распространено.
Следует отметить, что все перечисленные выше, а также иные известные случаи сожжения книг, не ознаменованы наступлением для осуществляющих сожжение лиц какой-либо из видов установленной законом ответственности. Тем более, ответственности за оскорбление автора сожженных книг.
Таким образом, форму моих действий по отношению к книгам Чергинца Н.И. никак нельзя назвать неприличной и противоречащей принятым в нашем обществе рамкам, что исключает мою ответственность по ст. 9.3. КоАП Республики Беларусь, т.е. – за оскорбление Чергинца Н.И. При такой ситуации нельзя исходить из восприятия моих действий в качестве оскорбительных со стороны Чергинца Н.И., который, на мой взгляд, обладает повышенным самомнением, и любые критические оценки в свой адрес считает оскорбительными. Как свидетельствует история, не только произведения Чергинца Н.И., но даже произведения Василя Быкова, нравятся отнюдь не всем, однако, до сих пор никого за это не осудили. Могу предположить, что писательскую карьеру Чергинец Н.И. выбрал сознательно. И в отличие от «не писателя» неизбежно и сознательно отдал себя на суд профессиональных критиков, журналистов, а также широкой публики в отношении каждого своего слова. Представляется, что на книгу Чергинца Н.И. «Тайны овального кабинета», как было указано, изобилующую скабрезностями типа «хрен», «торчащий болт», «хероносец», «трахнуть», "толстогубая минетчица" и т.д., последовала вполне предсказуемая и адекватная содержанию книги реакция.
б) слова или действия прямо адресованы конкретному лицу или группе лиц – т.е. потерпевшему;

Если непристойная форма поведения не адресована конкретному лицу, то такие действия должны квалифицироваться не как оскорбление, а, как мелкое хулиганство.
Мои действия по сожжению книг не были действиями в непристойной форме и не были адресованы Чергинцу Н.И. Более того, я вообще не мог знать о том, что о моих действиях Чергинцу Н.И. станет известно.

в) должен иметь место прямой умысел на оскорбление;

Вновь обращаю внимание, что мои действия по сожжению книг Чергинца Н.И. были направлены на то, чтобы избавиться от этих книг, а не на оскорбление. Чтобы они наверняка не попали в руки моего ребенка. Поэтому я и решил утилизировать книги путем их сожжения, распорядившись своей собственностью по собственному усмотрению.

г) инвективное (предназначенное для оскорбления) поведение характеризует не отдельные поступки или слова данного человека, а в целом его как личность, т.е. дается обобщенная оценка личности.

В настоящей ситуации я своими действиями не давал ни частных, ни обобщенных оценок личности Чергинца Н.И., а лишь по собственному усмотрению распорядился отдельно взятыми неудовлетворительными книгами авторства Чергинца Н.И., являющимися моей собственностью.

д) слова или действия выражаются публично.

При этом следует подчеркнуть, что публичность слов или действий, для того, чтобы быть сочтенной оскорблением, должна осуществляться на территории публичного общения. То есть там, где находится группа людей, среди которых есть лица, не связанные с говорящим или действующим какими-то личными отношениями, и которые также являются участниками (реальными или потенциальными) или свидетелями слов и действий. Упрощая, можно заключить, что действия в неприличной форме, чтобы стать оскорблением, должны быть осуществлены при свидетелях – «чужих» людях.

Как было указано в моей жалобе, 19.03.2011 г. я пошел в Севастопольский парк сжигать книги Чергинца Н.И. только со своей семьей.
В материалах настоящего административного дела отсутствуют надлежащие доказательства того, что я сжигал книги при свидетелях – «чужих» мне людях.

Таким образом, в моих действиях, подвергаемых анализу в рамках настоящего административного дела, отсутствуют все 5 признаков, позволяющих оценить данные действия, как оскорбление по ст. 9.3. КоАП Республики Беларусь, в то время, как, в случае оскорбления, должны одновременно наличествовать все указанные признаки.
Следовательно, в моем деянии отсутствует состав указанного административного правонарушения, и административное дело в отношении меня по ст. 9.3. КоАП Республики Беларусь должно быть прекращено.

Кроме того, считаю необходимым добавить, что обжалуемое постановление суда явно идёт вразрез с правовой политикой Главы нашего государства. Оно находится в очевидном противоречии с Концепцией национальной безопасности Республики Беларусь, утверждённой Указом Президента Республики Беларусь от 9 ноября 2010 г. N 575. Так, согласно п. 23 Концепции в Республике Беларусь последовательно реализуются демократические принципы свободы слова, права граждан на получение информации и ее использование. Государство создает необходимые условия для развития средств массовой информации и национального сегмента глобальной сети Интернет.
Свобода мнений, убеждений и их свободное выражение, будучи конституционным правом гражданина (ст. 33 Конституции Республики Беларусь) и неотъемлемым фундаментальным правом личности, гарантированным п. 2 ст. 19 подлежащего непосредственному применению Международного пакта ООН о гражданских и политических правах, участником которого является Республика Беларусь, включает в себя право каждого на выражение взглядов не только в форме устных или письменных высказываний, но также и иными способами по своему выбору.
Способ выражения мнения о литературном произведении Чергинца Н.И., избранный мною, не противоречит Международному пакту о гражданских и политических правах и Конституции Республики Беларусь, а потому действия, необоснованно вменённые мне в вину, являются правомерными и не могут влечь за собой административной ответственности.