Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

(no subject)

"ротор поля наподобие дивергенции градуирует себя вдоль спина и там, внутре, обращает материю вопроса в спиритуальные электрические вихри, из коих и возникает синекдоха отвечания..." Сказка о тройке. А. и Б.Стругацкие

ностальгическое


Научно-фантастическая литература, зарубежная фантастика, Попытка убежать от действительности, почти настоящий наркотик. В СССР иное будущее было в жутчайшем дефиците.

Издательство «Мир» каждый год рассылало в книжные магазины каталоги, чтобы клиенты могли сделать предварительный заказ и каждый год, когда открывал раздел зарубежной фантастики,  страница оказывалась перечеркнутой шариковой ручкой крест на крест - заказы не принимались.

Будущее должно было быть светлым и предсказуемым. Революция, коллективизация, индустриализация, социализм, развитый социализм, сверхразвитый социализм, супер развитый социализм, коммунизм. «Так вам и надо!»

Отец одногодки-соседа, полковник, оказался страстным книголюбом, имел канал к армейским складам и все недоступное, но изданное я смог перечитать. Библиотека у полковника была роскошная. Небольшая двухкомнатная квартира, метров пятьдесят в обыкновенной панельке, была уставлена книжными шкафами. Там было всё, о чем можно мечтать школьнику старших классов, которому требовалось что-то современнее «20000 лье под водой». Кларк, Шекли, Азимов. Роясь, случайно наткнулся на собрание сочинений Уинстона Черчилля (Воениздат), номерное, с угрожающими штампами и печатями «Из части не выносить».

Собирание книг в СССР было модой. Я видел книжные полки, уставленные произведениями с неразрезанными страницами. Читал историю в «Известиях», которую журналист описывал со смесью ужаса и иронии. У чела была «Библиотека Всемирной Литературы» - роскошный проект издательства «Художественная литература», двести томов. Журналист попытался вытащить том - не получилось. Хозяин квартиры объяснил, что любая попытка снять книгу с полки обречена на провал.

- Через них штырь металлический идет по всей длине, с боков гайками прижато, чтоб плотность держать.    

Дело в Витебске было.

Но я всё равно удивлялся, чего это на западе обои с книгами выпускают…

Моя бабушка, которая в жизни своей книг не читала, выйдя на пенсию, занялась книжным бизнесом. Мелким, конечно. Главное для неё была тусовка. Тогда за сданную макулатуру, выдавались талоны на книги, которые имели какую-то странную котировку.  Талон на Дюма и книга «Таис Афинская» И.Ефремова почему-то обменивались на биографию  Александра Блока из серии ЖЗЛ (Жизнь Замечательных Людей). Уму не постижимое курсообразование. Бабушка брала меня по выходным на Птичь, где функционировал книжный рынок в качестве консультанта. На рынке было все, но по ценам – недоступно.  

Приятель, сын актера из Питера, народного артиста СССР, рассказывал, как папа приехал к одному из многочисленных отпрысков в Москву и, узнав, что ребенок до сих пор не читал Жюля Верна, вспылил, обругал родителей «Как вы внука воспитываете?», немедленно поперся на книжный рынок, где, отловив какого-то жука, попросил продать «Таинственный остров».  Жук пристально посмотрел на покупателя, долго молчал, потом потащил куда-то в подъезд. После того, как дверь закрылась, потребовал двести рублей (ахренеть какие деньги были по тем временам, больше месячной зарплаты инженера). Народный артист СССР крякнул от неожиданности, пробурчал «Ну у вас в Москве и цены», но отступать было некуда. В квартире он поставил перед собой внука и принялся торжественно снимать плотную оберточную бумагу. Каково же было удивление, когда вместо томика Жюля Верна в его руках оказался «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына.  

Кто-то делал на книгах серьезный бизнес. Менты это знали, и пару раз я бегал с бабушкой через кусты от облавы.

Книжный рынок в полном объёме работал по выходным, а в крохотном формате функционировал у магазина Букинист на проспекте тогда еще Ленина. Там фильтровали тех, кто нес сдавать литературу в магазин. Прямо за руки хватали. Их не интересовала настоящая букинистическая литература, да и откуда она в практически полностью сожженном в войну Минске, их интересовал ширпотреб. Магазин брал себе двадцать процентов от оценочной стоимости, жуки давали все сто процентов, и не надо было в очереди стоять.

С родителями в семидесятых ездил отдыхать в какую-то помойку под Одессой. Ехали через Молдавию. Там было мало чего интересного. Сплошные сады вдоль дорог – крохотные японские яблони с огромными красными яблоками , яблочная водка «Бэлцянка» коричневого цвета,  биточки по кишеневски – национальное ресторанное молдавское блюдо, домашнее вино и цыгане, которые постоянно лезли к матери погадать «Ты женщина хорошая, правильная, но очень больна». Мать таяла и давала рубль.

Читать в Молдавии никто так и не научился.

Весь «Запорожец» мы загрузили книгами. У меня до сих пор многие издания  сохранились. Лем, Хемингуэй, Андерсен (два тома сказок, без иллюстраций, но с чудесной графикой на обложке).

Много чего добытого в той поездке я выменял у «Букиниста», получив вожделенные томики зарубежной фантастики.

Зачитанные до дыр, заново переплетенные, артефакты ушедшей эпохи…


(no subject)

"Тарас Бульба" - плохое кино. Тема ебли не раскрыта, антисемитизм политкорректный, баталии малобюджетные.

(no subject)

Умер почетный гражданин США.
Александр Исаич всю жизнь боролся с СССР. В своей бескомпромиссной борьбе за право выдающегося украинца Романа Абрамовича быть губернатором Чукотки Солженицын не гнушался ничем. Утверждал, что готов даже пожертвовать своими детьми (как там на самом деле бы вышло - один бог знает) за правое дело, нанимал евреев для осуществления подрывной деятельности, положительно отзывался о гордом чеченском национальном характере. Так что Беловежские соглашения имеют своего последовательного и давнего сторонника.
Конечно, Солженицына волновал еврейский вопрос. Он написал любопытную книгу на эту тему. Мне она понравилась, хоть бы потому, что до него такие книги никто не писал. Писали всякую хрень - наподобие крыложопых - евреи нассали русскому челу в постель и как теперь выжить в собственном подъезде, кто должен убирать и что будет если экспертиза покажет, что это не еврейская моча.
Я многому научился у Солженицына. Меня теперь волнует русский вопрос. Русские ссут постоянно в моем подъезде, в подъездах моих друзей, в подъездах друзей моих друзей. Одна русская сука ходила по турецкому ресторану пьяная и пробовала грязными руками (!) все блюда. Пока её турецкая охрана не вывела. На следующий день её выселили из отеля. Я думаю, что в этом виноват Солженицын. Потому, что русские - это болезнь. Вот умер Солженицын и на одну раковую клетку стало меньше.
А если бы его русский Брежнев вместе с русским Подгорным сразу прибили, а не выслали к вероятному противнику, то глядишь Его Превосходительству сейчас не надо было по кусочкам кропотливо собирать то, что жадные русские разрушили в Беловежской пуще.


Я много читал Солженицына.