Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Мешок

Двоюродный брат, который был ровесником, но собирался этой осенью в первый класс, рассказал, что горбун приходит, когда никого нет дома. Он ворует детей и уносит в мешке. Сеня не испугался, потому что сидел в командирском синем танке с желтыми гусеницами, и вокруг стояла огромная армия солдат, готовых дать отпор кому угодно. Но вечером в постели вспомнил про горбуна, и долго не мог заснуть, прислушиваясь, как по лестнице скрипя и щелкая ногой, тяжело поднимался квартирант Поляков.
Старик появился следующим утром. Бороды у него не было, горба тоже, брюки были заправлены в кирзовые сапоги, но в большом мешке уже что-то шевелилось. Сеня сразу похолодел, убежал во двор, закрыл калитку на крючок и подпер спиной. Старик заглянул в вентиляционную дыру в фундаменте их дома, сел на траву, снял засаленную кепку и вытер лысину ладонью. Докурив, достал из кармана грязно-зеленого пиджака маленькую косточку с остатками вареного мяса, привязанную к толстой нитке и бросил ее в отверстие. Сеня привстал на цыпочки, чтобы лучше видеть, и высунул кончик языка от напряжения. Старик потащил за нитку, и в отверстии появился кот, который в пасти держал кость. Старик схватил его за шею, кот принялась дико вопить, пытаясь исполосовать когтями обидчика. Свободной рукой дед ослабил узел на мешке и забросил туда орущее животное, сразу затихшее.
Сеня выбежал на улицу.
- В институте нужны кошки,- объяснил дед, - для космоса.
Слова «институт и космос» произвели сильное впечатление. В подшивке журнала «Смена» были картинки молодых ученых в очках и свитерах, держащих в ладонях атомы, и собак в космических скафандрах. Лица у людей были открытые, а собаки с умными глазами выглядели настоящими и преданными друзьями.
Сеня повел старика за собой и показал еще одну дырку в фундаменте. Дед обнюхал ее и отрицательно замотал головой.
- Она там, - изо всех сил закивал Сеня, - точно там.
Старик достал из кармана бутылочку и накапал из нее на кость. Сеня заглянул в дыру, увидел два зеленых глаза, которые стремительно бросились на него. Старик перехватил кошку буквально на лету. Рыжая, громко шипя и извивалась, умудрилось сильно поцарапать руку, он, громко ругаясь, разжал пальцы, и кошка убежала.
- Семь будет и так добра, - сказал дед. - На сення усё. - И ушел под колонку смывать кровь.
На следующий день квартирант съезжал. Он вынес вещи в подъезд, и среди немногочисленных коробок и книг оказался небольшой мешок. Поляков не был ученым, работал на заводе, и кошки у него никогда не было. Сеня потыкал ткань прутиком, внутри было что-то твердое, но не живое. Он несколько раз обошел мешок, перед тем как развязать узел. Внутри оказалась нога, обутая в черный ботинок, с приделанными к ней с другого конца ремнями.
Взрослых тоже крадут, решил Сеня. Только они большие, их крадут частями. Он вернулся к себе, расставил из коробки солдатиков и занял круговую оборону. Сеня ожидал атаки, пока его не нашла мама и не вытащила из-под стола.
- Что с тобой? – она пощупала его лоб. – Ты не заболел? Бледный какой-то…
Болеть Сеня любил. В кровать разрешали брать танк, и переставляли к другой стене, чтобы был виден телевизор. Правда, приходилось пить горькие микстуры, но их компенсировали сладким вареньем или конфетами. В этот раз температуры не оказалось, и его отправили во двор, пока в квартире будут мыть полы.
По улице ветер гнал тополиный пух, Поляков возле колонки на углу ловил машину. Из дырки в фундаменте показалась кошачья голова. В зубах рыжая держала крохотного котенка. Она чего-то испугалась и спряталась обратно. Сене стало стыдно, так стыдно, что заныли зубы и заболели запястья. Он побежал домой, налил в блюдце молока и осторожно, стараясь не расплескать, понес рыжей.
- Я больше не буду, - сказал он в дырку. Зеленые глаза вспыхнули в темноте и погасли.
Осталось еще одно не сделанное дело. Сеня вернулся, открыл мешок и, стараясь не смотреть на ногу, плюнул внутрь.
Тем временем к воротам подъехал грузовик. Поляков, щелкая протезом, выскочил из кабины и снял с них засов. Машина медленно въехала во двор и остановилась у крыльца. Мама помогла квартиранту побросать вещи в кузов, он попрощался и уехал. Она махала вслед.
- Поляков будет в общежитии жить,- объяснила она. Сеня не знал, что такое общежитие, но на всякий случай кивнул. Мама вернулась мыть полы, он сошел с крыльца и увидел, что из отверстия опять осторожно выглядывает рыжая. Она смотрела на Сеню, и ему показалось, что она улыбается.

10 самых больших заблуждений, привитых нам в школе

Я - учитель, и в сочинениях моих учеников мне то и дело приходится натыкаться на такие непростительные неточности, как, например: "Когда Томас Эдисон изобрёл лампочку" или "Даже Эйнштейн плохо учился в школе". Общество зачем-то решило выдать детям эти выдумки за правду. Если говорить откровенно, то мои дети всё больше удивляют меня перлами вроде: "Когда Эдисон изобрёл атомную бомбу" или "Когда Бен Франклин подписал Великую хартию вольностей"*. Но это только потому, что они - лодыри.
Как бы то ни было, я назвал первые два утверждения неточными, потому, что они, как и многие другие им подобные - классические примеры самых вопиющих и широко распространённых заблуждений. Признаюсь: я тоже принимал их за чистую монету до того, как начал много читать. Так, из попытки исправить создавшееся положение, а заодно и развлечься, возникла эта правда о 10 самых распространённых заблуждениях человечества.

1. Эйнштейн плохо учился в школе
Collapse )
здесь

(no subject)

Умный Пинхасик

В некотором царстве, в некотором государстве жила была одна женщина. Муж её умер, так что в домике, кроме неё, жила кошка Муркес и сын её Пинхасик.
Раздобыла женщина по случаю муки, сахара и говорит своему сыну:
- Одевайся, отнесешь нашей бабеле корзинку штруделя.
А бабушка жила в соседнем местечке. Не далеко. Как из лесу выйдешь, так сразу направо.
Обрадовался Пинхасик, что к любимой бабеле идет, достал лапсердачёк праздничный, кипу красную одел, ждет не дождется, когда мамеле штрудель из печи достанет. Кошку Муркес по шёрстке гладит.
Мамеле уже полную корзинку наложила, даже с горкой, прикрыла всё чистой салфеткой и говорит:
- Неси сыночек это бабеле нашей, Б-г тебя хранит.
Вышел Пинхасик из дома и прямо в лес. Нашел знакомую тропинку, запел песенку веселую, идет, бабочек считает.
Уже десять капусниц насчитал, вдруг одна очень уж красивая бабочка появилась. Вся такая фиолетовая с шоколадными кружевами и глазки чёрные на огромных крыльях. Не капусница, а настоящий махаон.
Вот, подумал Пинхасик, поймать бы – все мне в иешиве завидовать будут. И тихохонько начал к ней нагибаться. А бабочка словно услыхала его, хоть и в другую сторону смотрела, быстро перепорхнула на другой цветок. Пинхасик за ней, она с василька взлетела и опустилась на одуванчик. Так он два часа и гонялся. Устал, присел отдохнуть, штруделёк съел, огляделся. А места оказались странные. Смотрит Пинхасик – уже не тропинка вовсе вьется, а дорога какая-то незнакомая в две колеи.
Ну, подумал про себя Пинхасик, чего расстраиваться-то - если дорога есть значит куда-нибудь да выведет.
Встал да и пошёл вперёд. Идёт себе, идёт, камень видит. А на камне том написано справа налево, как полагается:
- Налево пойдешь – коня потеряешь. Направо пойдешь – себя потеряешь. Прямо пойдешь – себя и коня потеряешь.
- Ясно же куда идти, - сказал сам себе Пинхасик, - Коня у меня нет – значит налево.
И повернул налево. Идет себе, идет, тут запашок случился. Пинхасик решил внимания на запашок тот не обращать, достал из корзинки штуделёк и давай жевать. А запашок тот сильнее становится. Огляделся Пинхасик по сторонам, а кругом лошади мёртвые валяются. И чем дальше идти тем больше. А запах тот от них. Совсем ему невмоготу стало. А тут еще вороны раскаркались.
Зажал Пинхасик нос и со всех ног обратно. Прибегает к камню, отдышался. Кипу свою красную приподнял, пот со лба вытер, думает.
Решил прямо пойти. Может, пока с конём разбираться будут, куда делся и почему, до меня то и дело не дойдёт.
Идет себе, идет, а тут опять этот запах. Пинхасик из корзинки очередной штруделёк достал, в рот себе запихал. Но на долго не помогло. Вороны как начали над мёртвыми лошадями кружить, как закаркали. Развернулся Пинхасих и побежал обратно. Прибегает к камню, чешет у себя голову под кипой. Делать нечего, надо направо идти.
Идет себе, идёт, а навстречу ему Гигантская гоЙлова.
- Здравствуй Пинхасик, - говорит Гиганская гоЙлова, - Славно, что ты пришёл.
- Здравствуйте, - отвечает Пинхасик. – А что значит на камне написано «себя потеряешь»?
Помолчала немного Гигантская гоЙлова и отвечает:
- Давай я буду спрашивать. Отгадаешь загадку – иди себе к своей бабеле. Ну а нет, так - нет.
Делать нечего. Соглашаться надо.
- Ну тогда слушай. Кто самый храбрый из армян?
Присел Пинхасик на пенек. Опять себе в рот штруделёк положил, призадумался. Мамеле вспомнил, кошку Муркес, иешиву свою родную, праздник Симхат Тора…Вдруг его словно молнией пробило. Встал он из звонко так, во весь голос голове и отвечает:
- Самый храбрый из армян – это маршал Баграмян!
Скривилась Гигантская гоЙлова, чуть слезу не пустила от расстройства. Угадал Пинхасик, ответил правильно.
- Ну, - говорит Гигантская гоЙлова. – Иди своей дорогой.
И откатилась в сторону.
Пошёл тогда Пинхасик прямо к бабеле своей. И скоро у неё дома оказался. А уж как она штруделю обрадовалась. Даже не ругала свосем, что Пинхасик почти все съел….

(no subject)

(cовместное с lippa)
Хамец
Главный Сергиев-Посадский раввин Шломо Зборовский перед самым Песахом поскреб по сусекам, собрал весь хамец и уступил хамец о. Дмитрию за малую цену, как велит Закон. Идет о. Дмитрий себе домой, хамец несет, семки лузгает и радуется, песню поет. Остановился у колодца напиться, мешок с хамцом
рядом кинул. Глядь, а хамца и след простыл. Опечалился о. Дмитрий, но делать нечего.
Collapse )
Справка. Хамец

гимн Чеченской Республики Ичкерия

Мы родились в ту ночь, когда щенилась волчица,
Утром, под рев льва, нам дали имена.
В орлиных гнездах вскормили нас матери,
На тучах укрощать коней учили нас отцы.

Нас матери родили для народа и отечества,
И по их зову мы храбро вставали.
С горными орлами мы свободно выросли,
Трудности и препятствия гордо одолевали.

Скорее скалы гранитные, как свинец, расплавятся,
Чем полчища врагов заставит нас склониться!
Скорее земля возгорит во пламени,
Чем мы предстанем могиле, продав свою честь!

Никогда и никому мы не покоримся
Смерть или Свобода - одного из двух добьемся.
Сестры наши раны своими песнями излечивают,
Глаза возлюбленных на ратные подвиги поднимают.

Если нас подавит голод - корни будем грызть,
Если нас одолеет жажда - росу из травы будем пить!
Мы родились в ту ночь, когда щенилась волчица,
Богу, Народу, Отечеству - только им мы служим!

(no subject)


Николас Франсуа Октавий Тассэрт. Ревнивый кот. Литография, середина XIX века

(no subject)


Он родился 11 февраля 1930 года в селе Хмелевка Шепетовского района Хмельницкой области. Учился в школе №4 города Шепетовки, был признанным вожаком пионеров, своих ровесников.
Когда в Шепетовку ворвались фашисты, Валя Котик вместе с друзьями решил бороться с врагом. Ребята собрали на месте боев оружие, которое потом партизаны на возу с сеном переправили в отряд.Присмотревшись к мальчику, коммунисты доверили Вале быть связным и разведчиком в своей подпольной организации. Он узнавал расположение вражеских постов, порядок смены караула.
Фашисты наметили карательную операцию против партизан, а Валя, выследив гитлеровского офицера, возглавлявшего карателей, убил его…
Когда в городе начались аресты, Валя вместе с мамой и братом Виктором ушел к партизанам. Пионер, которому только-только исполнилось четырнадцать лет, сражался плечом к плечу со взрослыми, освобождая родную землю. На его счету - шесть вражеских эшелонов, взорванных на пути к фронту. Валя Котик был награжден орденом отечественной войны 1 степени, медалью "Партизану Отечественной войны" 2 степени.
Валя Котик погиб как герой, и Родина посмертно удостоила его званием Героя Советского Союза. Перед школой, в которой учился этот отважный пионер, поставлен ему памятник. И сегодня пионеры отдают герою салют.