?

Log in

No account? Create an account
только для специалистов
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are 20 journal entries, after skipping by the 20 most recent ones recorded in Евгений Липkович's LiveJournal:

[ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
Friday, September 11th, 2015
7:38 pm
ZZ-500i
- Ты хочешь сказать, что она его убила?
- Да.
- Вот эта зубная щетка? Именно она? Может вот эта или эта? Или…
- Нет, именно та, которую держишь в руке. Остальные не причем.
- Ты обчитался комиксов про взбесившихся роботов, да?
- Нет.
- А про что?
- То, что ты держишь в руках – последняя модель зубной щетки ZZ-500i…
- Я такой же пользуюсь.
- «i» означает наиболее продвинутую модель. Пока чистишь зубы, она снимает данные о состоянии полости рта.
- Передает зубному, доктор выдает рекомендации, если надо, не дай Бог, вырвет чего и вставит новый …
- Щетка корректирует режим обработки в зависимости от состояния.
- Ну, да.
- На основании рекомендаций.
- Ну, да…
- Рекомендации уже давно не человек дает, а машина, компьютер.
- Какая разница? Оглянись - улицы убирают машины, которыми управляют компьютеры, такси управляют компьютеры. Самолеты, корабли, метро, в магазинах компы, в банках… Не вижу ничего…
- Это умная щетка.
- Не понимаю, куда ты клонишь.
- Она способна не только собирать данные, но анализировать и устранять причины…
- Кариеса? Он же не убивает…
- Кариес – частный случай.
- Все равно не понимаю…
- Устранять причины…
- Ты хочешь сказать…?
- Да.
- Вот эта штуковина…
- Модель ZZ-500i.
- Ты когда последний раз психотест сдавал?
- Щетка подключилась к базам и увидела, что никакие рекомендации, которые приходили на «ящик», этот несчастный…
- Филипп-Александр Сторо.
- Филипп-Александр Сторо за последний год не выполнял. Они их даже не открывал. И она решила, что рекомендации не действуют. Путем простой логики пришла к выводу, что устранить источник постоянного загрязнения полости рта можно только устранив самого Филиппа-Александра. И ударила его током.
- Отличная история. А теперь будем искать настоящую причину.
- Это и есть причина. Я проверил: в стоматологии вчера запустили новое ПО.
- Чего-чего?
- Но тебе рано беспокоится, они тестируют систему пока только в одном районе. А вот Филиппу-Александру не повезло…
Thursday, September 10th, 2015
11:29 am
Wednesday, September 9th, 2015
11:52 am
Стопроцентный поляк
Эмма Путырская, женщина эффектная, с высоким кандибобером из пепельных с легким фиолетовым отливом волос и глубоким декольте в голубом халате кладовщицы, когда проходила мимо, обязательно притормаживала у его стола и брезгливо фыркала. Ярко накрашенная нижняя губа отвисала, обнажая розовую десну с мелкими зубами, и издавался звук, словно его испускала настоящая тягловая кобыла.
Он пытался повторить фырканье дома, когда никого не было, и, стоя перед зеркалом, но ничего не получалось. Выходило смешно и никак не презрительно. Наверное, нужно еще что-то, Игорь никак не мог понять, что. Может быть глаза щурить? Он жмурился, вокруг носа собирались морщины, и выходило еще смешнее.
«Ну, баба, - успокаивал он себя, - ну, дура. Когда-нибудь обязательно нарвется».
Однако, Путырская не только не утихла, а совсем даже принялась устраивать громкие скандалы.
Пепельный кандибобер неожиданно вырос из-за спины распространителя марок общества спасения на водах, и запричитал: «Как не стыдно! Государство тебя выучило! Тебя выкормило! А ты не хочешь ему помогать!».
Весь отдел, покорно уплативший добровольно-принудительную дань, в тяжелом молчании наблюдал за развитием ситуации. Игорю казалось, что они вовсе не на его стороне. Он ведь твердо решил марки не покупать. Ни за что, сообщил он в курилке. Пусть они все застрелятся, а я не буду. Дело не в этих копейках, а в принципе.
Это был митинг, демонстрация, настоящее геройство. Но по-другому протестовать пока не получалось, хоть очень чесалось.
Он сжал предательски дрожащие от негодования руки в кулаки, спрятал их в карманы черного халата, и, смотря в пол, пошел на рабочее место. Кладовщица распалилась еще сильнее, перешла на ультразвук, то и дело постреливая глазами на дверь с надписью «Старший Мастер КИП и А», в надежде, что начальник, от которого зависит премия, оценит ее общественно-политический порыв.
Игорь достал паяльник и принялся зачищать медное жало напильником. Работал методично и зло, стараясь успокоится, и ничего не слышать и не замечать.
Путырская там временем ходила вдоль огромного во всю стену окна и возмущалась. Игорю казалось, что она вот-вот успокоится, уйдет в свою кладовую и там примется раскладывать пасьянсы замусоленной колодой, но пепельно-фиолетовый кандибобер продолжал нервно трястись.
Не известно, что у нее происходило в организме, но она остановилась у стола Изи Баркана, наклонилась так, что его очки съехали с большого носа и уперлись прямо в ее декольте и с жаром, указывая пальцем на Игоря, сказала:
- Я эту нацию ненавижу!
В нос Баркану ударил приторно сладкий запах пудры.
- Изя, ты хороший, честный, а он… - Эмма фыркнула, и Баркан почувствовал капельки слюны на своем лице.
- Но Ракитский же не еврей! – изумился Баркан, поправляя очки. Нижняя губа у Путырской отвисла, глаза стали темными, потом светлыми, и снова опять темными, она посмотрела на Игоря, словно увидела его в первый раз. – И никогда не был евреем, - продолжил Изя. – можешь мине поверить!
- А мать его кто? – зашептала Эмма.
- Мать его полька. Отец наполовину хохол, наполовину русский. Бульбаш, значит.
- А…
- Нет, - перебивая зашептал Изя, - бабки его обе памёрли. Но дед жив, еле ходит, но жив.
Эмма в ужасе закрыла рот рукой.
- Ракитский! – позвал Баркан Игоря, - слышь, Ракитский!
Путырская смотрела умоляющим взглядом, но Изя, не обращая внимания, продолжал звать. Нижняя губа ее дрожала крупной дрожью, глаза заблестели влагой.
- Как деда зовут?
- Что? – Игорь повернулся к Баркану. – Ты меня звал?
Эмма присела на корточки, наклонив голову так, что кандибобер полностью оказался под рабочим столом.
Изя сделал жест рукой, увидев, что Игорь собирается подойти.
– Как твоего деда зовут?
Путырская ударила Баркана кулаком по ноге. Изя посмотрел под стол, наступил на ее ладонь ботинком и встал.
- Зачем тебе? – поинтересовался Игорь.
- Ты можешь сказать, когда тебя спрашивают.
Баркан перенес тяжесть своего тела на одну ногу, и лицо Путырской сделалось под цвет волос пепельным.
«Пусти ты! - зашипела она. - Пусти сволочь!» и принялась колотить его кулаком по ноге.
«Тихо мне», - грозно шепнул под стол Изя и еще больше надавил каблуком на ее ладонь.
- Лазарь, - ответил Игорь, - Лазарь Нисомович.
- Ага, - сказал Изя.
- Всё?
Игорь снова взялся за напильник
- А фамилиё его как была?
- Кацнельсон.
Изя ослабил давление, и Эмма выдернула руку.
- Поляк он, - сказал Баркан, глядя на её медленно опухающую дрожащую ладонь.
- В профком на тебя напишу – плакала Путырская. – Суд подам!
- Зря ты не верила,- невозмутимо сказал Баркан. – Сто процентный поляк.й
Saturday, August 29th, 2015
6:44 pm
Случай на охоте.
- Слушай, Борик, - спросила жена, отмахиваясь рукой от насекомых. Соколовичи сидели посреди огорода на деревянных ящиках. Вокруг на грядках, которые тянулись до самого забора, росла цветная капуста, в парнике, собранном из пластиковых труб, с натянутой по верху полиэтиленовой пленкой краснели помидоры, несколько делянок были засажены зеленью, с другой стороны участка забора не было, а от соседей отделяли кусты малины и ежевики. У жены на коленях лежал планшет, на который транслировалось изображение с радара, установленного на крыше дома. – А как отличить ангела от беспилотника?
Борик оторвался от прицела и недоуменно посмотрел на жену. В руках он держал RZ-36, лазерное ружье, способное сбивать практически любой летящий предмет на расстоянии в тысячу метров.
- Очень просто, - ответил он. – Если сбил – беспилотник, если не упал – ангел.
Объяснение было такое простое и убедительное, что Тома удивилась, как это не пришло ей самой в голову.
- А если помазал? – не уверенно спросила она.
Муж хмыкнул. Это могло означать только «Я? Промазал?».
Объединение «Граждане против неба» возникло после нескольких аварий. Один раз летательный аппарат упал на дом и случился пожар, в котором погибла семья, в другой раз по неустановленной причине машина взбесилась и пошла на таран выезжающего из гаража семейного автомобиля, были случаи падения вблизи детских площадок, футбольных полей, общественных центров.
Правила использования беспилотников постоянно ужесточались, требования по безопасности возрастали, в какой-то момент, казалось, положение нормализовалось – за год не случилось ни одной аварии. Но тут возникла команда юристов, которые вновь замутили воду. Они заявили, что на небо распространяется частная собственность. Если нефть, найденная на глубине пять километров, говорили они, принадлежит собственнику земли, то почему небо над этим же участком должно принадлежать всем?
Корпорации, эксплуатирующие беспилотники, чувствуя, какими потерями обернется эта инициатива, потребовали общественных коридоров, ссылаясь на особые условия, подключили лоббистов и принялись давить на законодателей. Но, к своему удивлению, натолкнулись на серьезную, глубоко эшелонированную и тщательно продуманную оборону.
Юристы вдохнули новую энергию в дышащее на ладан объединение «Граждане против неба», и предложили, пока шли поиски компромиссов в многочисленных судах, сбивать пролетающие над частной собственностью летательные машины. Они устраивали показательные вручения кубков тем, кто сбил больше всего беспилотников , и обеспечивали защиту в судах в случае подачи исков за прочу имущества.
У Соколовичей на камине стоял такой кубок и Борик очень им гордился.
В конце сентября «Граждане против неба» организовывали международный слет стрелков в Нью-Йорке, как раз, когда сессия ООН будет рассматривать актуальные вопросы по беспилотниками. Борис надеялся туда попасть, но для получения приглашения ему не хватало одной сбитой машины. Всего одной. Поэтому Соколовичи сейчас сидели на огороде. Они просидели на огороде все лето, Борис даже спать ложился с RZ-36, но, то ли Аmazon изменил маршруты полетов, то ли резко упало количество заказов в их районе, беспилотники перестали пролетать над их участком.
- Кажется… - сказала жена и ткнула пальцем в угол планшета.
Зеленая точка на черном экране двигалась к обозначенной границе участка.
- Почему-то медленно, - удивилась Тома. – Медленнее, чем обычно...
Борис включил ружье и раздался низкий гул набирающего мощь лазера.
- Высота триста тридцать, скорость сорок, сектор два, направление юго-юго-восток.
Он направил ружье в небо и приготовился.
- Восемьсот метров до границы,- сказала Тома. – Семьсот…шестьсот…пятьсот… Видишь?
Солнце слепило глаза, Борис лихорадочным рывком вытащил из кармана темные очки и нацепил их на нос.
- Двести …сто пятьдесят…сто двадцать…сто…
Машина уже была видна. Очки немного увеличивали изображение, делали его более четким и резким. Это был большой шестимоторный грузовик, с закрепленной снизу корзиной.
- Десять, - считала Тома, - Девять. Восемь. Семь. Шесть. Пять. Четыре. Три. Два. Один.
- Есть захват! - закричал Борис, кровь прихлынула к голове, и он нажал на курок.
Пропеллеры прекратили вращаться, беспилотник стал падать. Грузовая корзина отделилась от аппарата, раздался неслышный с земли хлопок и раскрылся парашют.
Машина рухнула за сараем, а корзина медленно опустилась у забора. Соколовичи запрыгали через грядки. Борис побежал к сараю, а Тома в противоположную сторону к тому месту, куда спланировал груз.
Беспилотник оказался большой и почти, если не считать поломанных пропеллеров, не пострадал. Конечно, электроника не подлежала восстановлению, но она и не интересовала. Нужен был металл, который можно сдать во вторсырье и получить кое-какие деньги…
- Борик! – позвала жена.
- Сейчас,- отозвался он, прикидывая, сколько можно выручить за алюминий и медь.
- Борик!
Он выглянул из-за сарая и увидел, что Томка держит в руках какой-то сверток. Грузовая корзина с открытой крышкой стояла рядом.
- Борик, немедленно!
Он недовольно выругался и пошел к ней. По дороге подвернул ногу, угодив пяткой в кротиную нору, и чертыхаясь дохромал до супруги.
Она стояла посреди цветной капусты, глаза были совершенно круглые. Сверток на ее руках пищал, пускал пузыри, колотил розовыми ручками и требовал молока.
Friday, August 28th, 2015
11:14 am
Условно-досрочное
УДО
- Они так боялись произносить моё Имя, что забыли, как эта аббревиатура расшифровывается, - Творец раздраженно выключил звук в телевизоре, по которому шла религиозная передача, и повернулся к ней.
Она стояла возле плиты и собиралась делать омлет. Сковорода раскалилась и потрескивала.
- Гренок будешь?
- Нет, спасибо, - поблагодарил Он.
- Кстати, – поинтересовалась она, разбивая яйца, - а почему такое табу случилось?
- Они, - Творец указал на экран, на котором говорящие бородатые головы продолжали о чем-то рассуждать, - боятся, что им увеличат число заповедей.
- Но ведь их можно и уменьшить…
Творец посмотрел на нее и улыбнулся.
- И тогда… - она хитро посмотрела на Него.
Он одобряюще щелкнул пальцами.
- Секс-наркотики-рок-н-ролл? – сказала она и пододвинула тарелку. Котиковые брови выгнулись двумя восхитительными дугами.
- Секс-наркотики-рок-н-ролл, - Творец принялся есть. Он любил на завтрак яичницу. – Кофе у нас есть?
- Рок-н-ролл! – она достала из кухонного шкафчика коробку с кофейными капсулами. – Рок-н-ролл!
«Она что-то затевает»,- почувствовал Творец. Это все не просто. Очень не просто…
- Слушай, - сказала она, и Он внутренне напрягся. - А что с Дженис Джоплин?
Пискнула кофеварка, сообщая о готовности, и из хромированного сопла в чашку из белого почти прозрачного фарфора полилась коричневая тонкая струя.
- Певица, - напомнила она. - Хриплый голос, ни на что не похожий… Словно гелия надышалась…
Не помню. Нет, не помню.
- Просила у Тебя денег на «мерседес»…
«Мерседес!»
Он закрыл глаза.
Маленькая кудрявая девочка бежит к высокому мужчине в светлом костюме. Ее берут на руки. Светлый кабриолет с открытым капотом. Чемоданы, перетянутые ремнями. Колеса со спицами. Усатый представительный шофер в очках и кожаном шлеме. Треугольная звезда в круге. Передняя панель со спидометром и радиоприемником. Шкала с ручками настройки из слоновой кости. Музыка. « Господь, дай мне денег/ На Мерседес Бенц/. Друзья все на Поршах,/ Пора знать и честь. /Работал я много,/ Скопил только пенс./Господь, дай мне денег/ На Мерседес Бенц.»
Нет, она не гелия надышалась...
- Перевели по УДО на прошлой неделе.
- Куда?
- В Рай.
- Можно ее пригласить к нам, выступить в эту субботу?
- Пока нет. Она еще два месяца в «адаптации».
Tuesday, August 25th, 2015
1:58 pm
И никаких "но"
- Господь, я люблю Тебя!
- Нет.
- Господь!
- Нет, Адам.
- Господь!
- Ты с первого раза не понял? Тебе же сказали: «Нет!»
- Но почему?
- Ты создан мужчиной, Адам, ты создан ездить на рыбалку, ходить на футбол, пить пиво...
- Куда ходить?
- Рожать будет другой.
- А что будет с нами?
- Нет никаких «с нами», Адам! Есть я и ты.
- А другой?
- Какой другой?
- Который должен рожать?
- Другая.
- Другая?
- Другая.
- Я тебе не нравлюсь, Господь?
- Так, отошел от меня на пять шагов и успокоился.
- Но…
- Руки свои убери и отойди.
- Господь…
- Не на три шага, а на пять.
- Я…
- Теперь сел и успокоился.
- Хорошо, хорошо.
- Сядь, Адам! Сядь!
- Всё уже, всё. Сижу.
- Успокоился?
- Да.
- Сопли вытри и слушай мой замысел: я сотворю для тебя женщину.
- ЗАЧЕМ?
- Ты человек, Адам, а не улитка. Рожать будет женщина.
- Пусть рожает, пусть делает, что хочет. Почему женщина должна мешать нашим отношениям?
- Она будет твоей женой.
- Но я…
- Никаких «но», никаких переходных периодов.
- Почему этот мир так несовершенен!
Thursday, August 20th, 2015
11:20 am
Если завтра война.
Просыпаешься в поту, с головной болью и полным мочевым пузырем, бежишь в туалет на полусогнутых и думаешь, глядя на струю выходящей жидкости: «Если завтра война, а?»
Действительно: если завтра война, то что?
Вот, просто так, сидишь на кухне с чашкой кофе, а из каждого утюга, из каждой дырки начинает валиться: «Сегодня в четыре часа тридцать шесть минут в ответ на непрекращающиеся провокации наши доблестные войска перешли границу в районе города Х, продолжив преследование неприятельского штурмового отряда, незаконно оказавшегося на нашей территории».
Улицу разрывает вопль: «Куда ты! Куда ты, дурак старый! Хватит тебе уже!»
Прямо под балконом разыгрывается драма:
- Петя, позавчерашнее пятидесятипятилетие которого закончилось бурным выяснением отношений зятя и старшего сына, с взаимным метанием мебели и вызовом наряда милиции, бежит по улице, застегивая на ходу ширинку и пытаясь надеть пиджак, в который мертвой хваткой вцепилась его жена, кандидат педагогических наук на пенсии. На лацканах пиджака звякают медали «20» и «30 лет безупречной службы МЧС», блестят на солнце значки за спортивное отличие.
Наконец, ему удается стряхнуть супругу, и Петя торопливо исчезает за поворотом. Жена, Антонина Львовна остается лежать в пыли посреди проезжей части.
Через пару минут она встает и бредет во двор, понуро опустив голову. Лицо ее серо, а плечи содрогаются от беззвучных рыданий.
Над балконом с громким стрекотом проносится вертолет, я провожаю его пристальным взглядом, пока он не скрывается за крышами домов. Говорящие головы в телевизоре тыкают пальцем в карты, то и дело звучат военные марши, бегущая строка сообщает о росте цен на нефть. Неожиданно, передачи прерывается для трансляции прямого включения из храма.
Сигарета обжигает пальцы, я тянусь за новой. Из-за поворота выруливает Петя. В каждой руке и из боковых карманов пиджака по бутылке водки.
-Тонька! – на ходу кричит он жене. Антонина Львовна одиноко сидит на табуретке, прислонившись спиной к старой яблоне. - Тонька, хватай сумку по больше и пошли со мной в ювелирный!
Но что по поводу «Если завтра война, а?» пишут в Фейсбуке?
Котиков постят, сволочи. Никто не думает об укреплении Южных границ, о внутренней заразе, этой пятой колонне, притаившейся за углом, о дальнем зарубежье, о союзниках (которые страшнее давних привычных врагов могут оказаться в любой момент).
Пытаешься заснуть, но сон не идет. Колышутся от сквозняка занавески, шумит холодильник, рядом тихо посапывает женщина. Что ей, рыжей, снится? Что с ней делать?
Выдержат ее плечи рюкзак со всем необходимым? Вода, запас еды на три дня, пластырь, противозачаточные таблетки, непромокаемый спальник, документы, Библия, саперная лопатка, фонарик...
- Что случилось? – говорит она спросонья. – Который час?
- Шесть, дорогая. Уже шесть без пяти.
Она с легким стоном поворачивается спиной.
Через минуту ты куришь сигарету и смотришь, как огромная сука-доберманша прыгает по двору соседа.
- Серега! - кричишь ты из окна,- вот скажи…
- Чего орешь? – перебивают тебя. – Знаешь, сколько время?
Я спускаюсь во двор. Сосед ждет у забора.
- А вот если завтра война, а?
Лицо Сереги вытягивается.
- Тогда что?
Он смотрит на меня снизу вверх, потом сверху вниз, наклоняет голову в правый бок и в левый.
- Щас, - говорит сосед, уходит в дом, оборачиваясь в дверях.
- Ты сколько весишь?
- Шестьдесят, - отвечаю я.
Красавица-доберманша пытается просунуть морду туда, где заборная сетка отошла от столбика, и укусить меня.
- Дура ты, Керри, дура и есть! Что ты будешь делать, если завтра война?
Сосед возвращается, держа в руках горсть фиолетовых таблеток.
- От тещи остались, - протягивает он мне.
Теща Сереги была женщина тихая, но панически боялась высадки инопланетян. А когда узнала, что у новоиспеченного зятя имеется коллекция оружия, заявила, что желает жить только вместе с молодыми. Счастью Сереги не было предела, но жена его упорно таскала маму по неврологам и психиаторам, и, в конце концов, все-таки выдала замуж за провинциального экстрасенса, купив в приданное дом в ста километрах от Минска.
- А чего так много осталось? – спрашиваю я глядя на таблетки. – Она совсем не принимала?
- Принимала, - говорит Серега, - не боись, принимала. – И он начинает красочно описывать действие и некоторые побочные эффекты.
- Пробовал? – удивляюсь я.
Серега кивает.
- Очень хорошие, - его пальцы держат яркий фиолетовый треугольник. – Сразу космос. Если на твой вес парочку принять, то завтра война может и не наступить.
На часах шесть тридцать шесть, рыжая, конечно, спит.
Война, если и наступит, то только через двадцать два часа.
Нужно все-таки попытаться выспаться!
Tuesday, August 18th, 2015
2:35 pm
Бля
Утром, пока еще было можно, и раскаленный воздух не выжигал легкие, по пляжу бегал крепкий парень в майке «GOOD MORNING, VIETNAM». Серая майка с желтой надписью, ничего необычного. Смотрел он прямо перед собой, никого не замечая, никого не приветствовал, ни с кем не здоровался. Что у него было под майкой? Почему-то этот вопрос занимал меня. Пулевые ранения, шрамы от порезов, следы от ожогов? Поговорить с ним я так и не решился, но «Доброе утро, Вьетнам» прочно поселилось в голове и, когда на бульваре Ротшильд обнаружилось заведение с вьетнамской кухней, я знал, что пойду туда.
Девушка на входе оказалась настоящей блондинкой. Хрупкая, с никаким английским, она спросила: «По русски можно?», принесла меню на иврите и исчезла.
- Бля, - удивился я.
- Бля, - беспомощно развела руками моя спутница.
- Бля, - поддакнула подруга моей спутницы.
- Бля, - закивал головой бойфренд подруги.
Бармены работали, словно многорукие Шивы, вокруг летали официанты, мелькали подносы, сковородки, соусницы, кувшины с водой, стаканы, бутылки с газировкой, ведра со льдом.
К столику подошел парень в фирменной черной майке.
- Бля, - пожал плечами я и протянул меню.
Он невозмутимо молчал.
- Тормоз, - повернулся я к своим друзьям и снова обратился к нему:
- Бля…
Официант продолжал ждать.
- Бля, - возмутилась моя спутница.
- Бля, - поддакнула подруга.
- Бля, - согласился бойфренд подруги.
- Англит, русит? – наконец, сообразил он.
- Бля, - облегченно выдохнул я.
- Бля, - улыбнулась моя спутница.
- Бля, - согласилась с ней подруга.
- Бля, - осклабился ее бойфренд.
- Good morning, Vietnam, - ответил официант и пошел за английским меню.
Было вкусно.
На следующий день на пляже он, увидев меня, приветствовал первым:
- Good morning, Blia!
Monday, August 17th, 2015
10:15 am
Говорили, что старший брат Берковича даже больше похож на медведя, чем Яшка, который тоже служил в десанте, и не просто в десанте, а в полковой разведроте и убеждали, что там учат пальцем высаживать дверь. Я не верил.
Яшку часто забирали на сборы и после окончания повышали в звании. Он возвращался из "партизан" поджарый, изголодавшийся, похотливо сверкал серым глазами на учетчиц, контролерш и бухгалтерш, которые специально, словно невзначай, пробегали мимо его рабочего места.
Осенью в цех зачастила новая сотрудница дизайнерского отдела. Женщина эффектная, на высоких каблуках, с короткой стрижкой и широким серебряным браслетом на запястье. Она приходила с бумагами и они долго обсуждали чертежи, расстелив их на верстаке.
Он утверждал, что имеют место исключительно рабочие отношения. Запускалась новая сумочка, застежка была сложной, конструкторы наделали ошибок, исправляли их в рабочем порядке. Дизайнерша переживала, много курила, нервничала, задерживалась на работе. К концу квартала Яшка тоже стал оставаться на вторую смену. Случайно видел, как вечером она стояла через две остановки от завода. Из подошедшего троллейбуса вышел Беркович и они пошли в глубь дворов о чем-то разговаривая.
А потом пришел новый главный энергетик, который увидев дизайнершу принялся ее домогаться. Действовал нахрапом, очень агрессивно. Она отбивалась, но он не давал проходу и даже распускал руки.
Один раз заявился в дизайнерское бюро во время обеда и попытался завалить ее прямо на столе.
Она прибежала в цех красная, растрепанная. Яшка отложил в сторону напильник, вытер ладони о халат и пошел в энергокорпус. Я побежал следом, еще не определившись, что надо делать. Была бы драка, а свой синяк я найду.
Секретарша строго сказала, что у Валентина Игоревича совещание и, выйдя из-за стола, стала трясти негодующей грудью загородив обитую коричневым дермантином дверь.
Яшка отмахнулся, как от назойливой мухи, и она улетела за диван.
В кабинете за длинным столом сидели заместители начальников производств по энергетике.
Кто-то докладывал, когда Беркович ворвался в кабинет.
- Вы что себе позволяет...- начал хозяин, но Яшка приложил палец к губам.
- Т-ссс!
За окном громко ругались матом грузчики, во втором корпусе стучали пресса, репродуктор на столбе хрипел: "Слесаря Берковича срочно вызывают к начальнику инструментального цеха!"
Яшка молча оглядел энергетика с ног до головы, тот сразу съежился и стал фиолетовым. Беркович повернулся к двери, собравшиеся облегченно выдохнули. Он оттопырил большой палец, я отпрыгнул в сторону, и надавил. Дерево застонало, дверь выгнулась, затрещала и слетела с петель. Яшка вышел в развороченный проем. Из-за дивана перепуганной морской свинкой выглядывала секретарша.
Скандал замяли, дизайнерше заткнули рот премией, энергетика перевели с повышением, Яшку призвали на очередные сборы, а я уволился.
Берковича встретил в Израиле. У него четверо детей, две девочки и два парня. Он пришел с младшей, про которую с гордостью сказал, что только дембельнулась с флота. Рыжая, с серыми глазами, крепко сбитая, в татуировках, собирается учиться на дизайнера. На левой руке у нее блестел широкий серебряный браслет, который мне показался знакомым.
Wednesday, August 12th, 2015
3:43 pm
Хава нагила
Они собрались большой компанией возле мангала. Мужики в майках алкоголичках со своими женами в цветастых платьях, выгоревших на солнце, их дети, похожие друг на друга, чумазые блондины со щербатыми ртами и кавказская овчарка Пальма, милейшее существо с обрезанными ушами и необыкновенно низким басом, от которого трясся сарай, к которому намертво была приварена ее цепь. Шашлыки пахли одуряюще, работать было совершенно не возможно, я спустился на улицу.
- Здоров, - приветствовал Петя из-за забора. Он уже принял «для настроения» и размахивал граненым стаканом, заполненным "мутноватым". Амплитуда была большая, жидкость расплескивалась.
- По какому случаю? – поинтересовался я.
- Вон, - кивнул он на кого-то, - провожаем обратно.
- Понятно.
Было ничего не понятно, но Петя объяснил:
- К себе они едут, на Украину. Хватит им уже у нас.
- В Донецк? – зачем-то предположил я.
- Хер там, - резко ответил Петя и из стакана выплеснулся добрый шот. - В Донецке им уже не нравится. Во Львов.
- О, бля, - удивился я и саркастически подколол, - А бендеровцы?
- Какие бандеровцы? – Петя положил руки на забор. – Все путем! Василю работу предложили экспедитором.
- Не экспедитором, - поправил Василь, который слушал наш разговор, - бригадиром экспедиторов.
- Зайдешь? – предложил Петя.
Я отрицательно покачал головой.
- Жарко. Какое еще пить?
- Ты ж говорил, что доктор прописал, - не отступал он. - Заходи.
Для убедительности Петя поднял стакан над головой, демонстрируя в лучах Солнца прозрачность жидкости.
- Не, - снова замотал головой я, - жарко.
- Есть такая болезнь, от которой выпить рекомендуют? – демонстративно громко спросил Василь.
Женщины притихли, напряглись, некоторые прижали к себе детей.
Стало неуютно.
- Пойду, - тихо сказал я Пете, но он не услышал и залпом влил мутное себе в глотку.
- Так че? – переспросил Василь.
Петя выдохнул и вытер слезящиеся глаза.
- У-у-у! – сказал он, приходя в себя. – Бронепоезд!
Он ударил кулаком в грудь и прислушался. Звук понравился и он поднял с земли бутыль с высоким узким горлышком, совсем как в советских фильмах про махновцев. Налил мутного и протянул стакан.
- Твою брадикардию враз снимет!
- Не, Петя, - отказался я, - Жарко.
- Как, говоришь, болезнь называется? – Василь пристроился рядом с Петей. – А?
- Брадикардия у него, - ответил Петя авторитетно.
- Это головная или чего в суставах? – продолжал допытываться Василь.
- Это… - начал я, но неожиданно выросшая у забора женщина с широким красным лицом схватила Василя за майку.
- Не слушай этого жидка! – запричитала она. И, повернувшись в мою сторону, сделала страшные глаза. – Тикайте отсюдова. Тикайте, Христом богом прошу. Он очень слабохарактерный.
Она повернулась к мужу и продолжила кричать:
- Нет никакой болезни, чтоб ее водкой лечили! Никогда не было!
Василь попытался отмахиваться, схлопотал оплеуху и на нетвердых ногах вернулся к мангалу.
Петя чуть покачиваясь не без интереса смотрел на семейную сцену.
- Хохлы, - констатировал он. – Вот так они Крым просрали.
Я сочувственно вздохнул.
К нам вернулась жена Василя.
- Вы извиняйте, если что, - сказала она и протянула через штакетник руку, сложенную лодочкой. – Меня Лизавета зовут. Я тутэйшая, з Витебску.
Я пожал протянутую руку.
- Очень приятно, - продолжила она. – Очень он увлекающийся, но руки золотые!
Петя авторитетно кивнул.
- Самолет построил з мотоциклетным мотором, – Лизавета посмотрела на Петю и Петя снова кивнул. - Два раза летел…
Я изобразил на лице смесь восхищения и удивления.
- Сгорело усе у Торезе…
Мы замолчали
- Пойду, - сказал я.
- Не зайдешь? – Петя предпринял безуспешную попытку заманить меня. – Там один шампур - чистая говядина…
- Да, - поддержала жена Василя,- может з нами…?
- Не, - сказал я и пошел домой.
Работа не клеилась. Звонили мало знакомые люди, спамеры стучались в личку и предлагали лайкать какое-то безумие.
Я вышел на балкон. Во дворе у Пети мужчины чокались с женщинами, которые, держали стаканы, интеллигентно отставив мизинцы в сторону. Одна из них помахала рукой. Я помахал в ответ.
Лизавета поставила выпивку на стол, вытащила из-под него гармонь, и, специально развернувшись в мою сторону, растянула меха.
- Хава нагила! - понеслось над Петиным двором. - Хава нагила! Хава Нагила!
Дети скармливали Пальме остатками шашлыка, а над поселком нестройный хор печально голосил: «Давайте радоваться! Давайте радоваться и ликовать! Пробудитесь братья! Пробудитесь братья с радостным сердцем!»
Tuesday, August 11th, 2015
6:43 pm
Эта история была в 1992 году. Просматривал страницу объявлений в одной минской газете, наткнулся на "Секс по телефону. Приятный голос", ахренел и немедленно позвонил.
- Слухаю, - с хрипотцой ответила трубка.
- Здравствуйте, - вежливо сказал я.
- Мы его уже продали, - раздалось из телефона.
- А у вас другого нет? - спросил я на всякий случай.
- Старый есть.
- Старый... - протянул я разочарованно.
- Так что извиняйте.
- Мне новый надо.
- Не. Тольки старый, так что извиняйте.
- Может знаете, у кого новый есть? - поинтересовался я изо всех сил пытаясь понять, что же там продали.
- Я поспрашу у соседей. У их новый, може им не трэба.
- Ага. Скажите, а он какого размера?
- Нормального размера, - ответили мне и я почувствовал на другом конце провода неуверенные нотки.
- А цвета какого? Мне надо чтоб темный был.
В трубке замолчали о чем-то догадываясь.
- Алло, алло, - занервничал я. - Куда вы пропали? Ничего не слышно!
- Ты куда звонишь? - наконец, спросила трубка недружелюбно. - Чего тебе?
- Ну как это куда? По объявлению.
- По объявлению он звонит, ага!
Я продиктовал номер.
- Да, - сказала трубка, - это правильный номер.
- Вот, а вы не верили.
- Не верили, гавнерили. Продали мы уже.
- Так я не за этим звоню.
- А чего?
- "Секс по телефону"
- Ах еб...Так бы сразу и сказал.
В трубке затрещало и я услышал как кого-то зовут: "Маруся! Маруся, бля! Прекращай жрать, это к тебе! Не счас, а немедленно!"
- Алло, - раздался приятный женский голос. - Как тебя зовут?
- Женя.
- Мне нравится это имя. Женя. Хорошее имя.
- Спасибо. А вас Маруся зовут?
- Ну да, но ты можешь называть, как тебе вздумается, Женя.
- Буду Марусей называть, - и не давая ей опомниться продолжил, - Так что, продали уже?
- Это Тонька продала, это ее.
- Мне тоже надо, - сказал я и перешел на панибратский тон, - ты поспрашай у соседей, может кто захочет продать?
- Ну не знаю..., - ее голос стал неуверенным.
- Так я завтра позвоню?
- Позвоните, - сказала Маруся.
Но ни завтра, ни после завтра номер не отвечал. Он не отвечал через неделю и через две, а через месяц я выяснил, что его отключили за неуплату.
Monday, August 10th, 2015
11:28 am
Патруль
- Это Центральная. Угол Тимирязева и Кальварийской, высотное здание «Парус», человек на крыше.
- Машина 15-83, - отозвался Алексей, - Чего там?
- Человек на крыше стоит, на краю. Може прыгнуть.
- Принято.
Алексей начал на газ, и патрульная машина помчалась к перекрестку.
- А если он прыгнет? – спросил второй милиционер.
- Если прыгнет, - ответил Алексей, - хер с ним, мокрое место останется. Там тридцать этажей. Но если кому на башку свалится, могут повесить на нас. Наша смена.
- Почему мы должны этим заниматься? Пусть этим врачи занимаются, - продолжил возмущаться Феликс.
- Пусть, - согласился Алексей. Он включил сирену, и машина поехала на красный сигнал светофора.
- Или МЧС, например.
- Пусть МЧС,- снова согласился Алексей.
Перед зданием стояла небольшая толпа.
- Наконец-то! – раздались возмущенные голоса, когда патрульные выскочили из машины. – Изволили приехать. Сколько можно ждать?
- Что происходит, граждане? – обратился Алексей к собравшимся, и достал блокнот с ручкой из кармана.
- Вон, - раздалось из задних рядов и все посмотрели очередной раз вверх. На краю стояла крохотная фигурка в белом плаще.
Алексей негромко свиснул.
- Он чего там? – спросил Феликс.
Толпа молчала, некоторые, на кого Феликс смотрел в упор, пожимали плечами и отводили взгляд.
- Это Гельфанд, - неожиданно раздался голос.
- Кто? – мгновенно откликнулся Алексей. Люди расступились, освобождая дорогу девушке в светлом платье в крупный красный горох.
- Гельфанд, - повторила она, – мой сосед.
- Адрес его знаете?
Она кивнула, Алексей принялся записывать и через минуту он диктовал данные в рацию.
- Центральная, пробейте по базам. Гельфанд Михаил Рубинович, улица Калиновского 3-24.
- Есть такой, Гельфанд Михаил Рувинович, 1970-го года рождения. Минск, Калиновского 3-24. По базе не проходит.
- Значит, не привлекался?
- Не проходит по единой базе правонарушений, сказала уже.
- Отправьте кого-нибудь к нему домой. Может жена есть, дети?
- Уже.
- А этих… Навинки, Бехтерева?
- Запрос сделала. Пока молчат. Сейчас до вас психолог выедет на скорой помощи.
- А МЧС?
- Что МЧС? Ты еще «наше лото» позови.
- А надо?
- Шутник.
- Так что делать?
- По обстановке. Идите, уговаривайте.
- Ага. Там тридцать этажей, лифт не работает.
- Вашая служба и опасная и трудна, товарыш милиционер.
- Спасибо,- попрощался с Центральной Алексей, и жестом позвал Феликса, который рассматривал стоящую на крыши фигуру, в невесть откуда взявшийся бинокль.
Толпа молча проводила их взглядами. Патрульные сделали пару шагов, как захрипела рация.
- Жена умерла два года тому, - доложила Центральная, - дочь живет в загранице. Наверное, у Израилю.
- Понял, - ответил Алексей на ходу.
- Думала попа прислать, но этот же Гельфанд, - сказала Центральная, - Ему от попа только хужее может стать.
- Ага, - согласился Алексей.
- Где я им этого, как его у яуреяу… попа ихнего возьму?
- Ты с их посольством свяжись, - неожиданно вмешался в разговор Феликс,- с послом Израиля.
- Может мне с их Нетаньяхам связаться? – разозлилась Центральная. – Еще один шутник на мою смену…
- Я только предложил… - принялся оправдываться милиционер.
- Ён тольки предложил…Сплошные шутники пошли, працавать нихто не хоча, усе хочут шутки шутить…
Рация обиженно замолчала, но через минуту, когда патрульные прошли несколько этажей, снова захрипела.
- Задурили галаву сваими шутками, шутники хреновыя. Совсем забыла чё.
- Чё? – в тон диспетчеру спросил Алексей.
- Отозвались Навинки. Ихний это клиент, сам им приходил. Голос слышит, который у небо зовет.
- Ну и пусть себе бы уже улетел куда-нибудь, - ответил Алексей. – Тут из-за него приходится корячиться на тридцатый этаж.
- Так ён голос слыхал, но не верыу. Приходзил да их узнать, как от голоса избавиться.
- И как? – спросил Алексей.
- Никак, - сказала диспетчерская. – Выписали ему таболетков…
- А надо было пи…дюлей, - вставил Феликс.
- Да… - вздохнул Алексей. – Таблетки не помогли, а нам теперь…
Они остановились на двадцатом этаже и посмотрели вниз. Толпа перед «Парусом» постепенно росла.
- А где психолог? – спросил Алексей у Центральной.
- Хрен его, - ответила рация. – Выехал. Может в пробке где…
На крыше дул сильный ветер. Гельфанд стоял слева, и фалды белого плаща задирало высоко почти к его голове. Милиционеры стали осторожно подходить к нему с двух сторон.
- Михаил Рубинович, - негромко позвал Алексей, когда оставалось метров пять , - может вам чего надо?
Гельфанд повернул голову, и удивленно посмотрел на него, Алексей присел.
- Не-не-не… Я только предложить,- сказал патрульный. – Может вам покурить хочется или водички?
- Нет, - ответил Гельфанд и отвернулся.
- Михаил Рубинович,- продолжил Алексей и сделал маленький шаг вперед,- вы делайте, чего задумали, мы вам мешать не собираемся.
Гельфанд не ответил.
- Может, Михаил Рубинович вы передумаете? – снова спросил Алексей.
Ветер успокоился.
- Рувинович,- донеслось до Алексея. – От имени Рувин.
- Там внизу люди собрались, - не громко проговорил патрульный,- вы если того…ну прыгните, то чтоб никого не убить постарайтесь…
Гельфанд снова повернулся и посмотрел на Алексея. Никакой он не сумасшедший, подумал Алексей. Сумасшедшие так не глядят.
- Хорошо,- сказал Гельфанд, - постараюсь.
Он вытянул руки вверх, встал на цыпочки и приготовился сделать шаг. Патрульные переглянулсь, Феликс прыгнул и обхватил Гельфанда за талию. У Алексея все оборвалось внутри. Он оцепенел и с ужасом смотрел, как два тела, словно в замедленной съемке почему-то не падают вниз на толпу, а неожиданно тяжело взлетают вверх и зависают над крышей. Они разворачиваются и медленно подлетают к Алексею. Феликс отпускает руки и без чувств падает рядом. Гельфанд делает небольшой круг, влетает в небо и исчезает среди облаков.
- Поломалася скорая, - захрипела рация, - только выехали, сцепление полетело. Так что вы как-нибудь там сами.
- Ага,- сказал Алексей пересохшими губами.
- Справитеся?
- Справимся, - еле слышно ответил патрульный. Он описался, и ему было неприятно в мокрых брюках…
Thursday, July 2nd, 2015
4:04 pm
Марк Цукерберг спросил у проезжающего мимо Стивена Хокинга: "Который час?"
- Нет времени, - бросил в ответ знаменитый физик.
Monday, June 1st, 2015
5:01 pm
Стартап
- Дамы и господа! Большое спасибо, что согласились выслушать меня. Перед вами толстый фолиант с графиками и таблицами, результатами и отчетами о нашей работе. Знаю, что большинство не захочет его смотреть, поэтому кратко изложу суть.
Наш проект заключается в создании биологического компаньона. Понимаю скептическое выражение, появившееся у многих, сидящих здесь, в этом зале: на рынке уже присутствуют сотни, если не тысячи аналогов. Они все предлагают самовоспроизводящегося компаньона. Это дорогое, капризное в эксплуатации, и, главное, не доступное массовому потребителю изделие. Наш продукт отличается от уже существующих революционной идеей. Не буду сейчас вдаваться в технические подробности, за короткое время изложить их нет возможности. Кроме того, чтобы понять некоторые моменты, необходимо обладать специальными знаниями, но в общих чертах ноу-хау выглядит так: два типа компаньонов, и только один из которых способен воспроизводиться. Однако, технологическая цепочка замкнута таким образом, что воспроизводство возможно только при участии обеих. Расчеты показывают, что такая схема позволяет в десятки раз, да, дамы и господа, вы не ослышались, в десятки раз уменьшить стоимость продукта, рынок которого за последние три года увеличился в два раза и по оценкам независимой консалтинговой группы в ближайшие три года по самым пессимистическим оценкам учетверится.
Нами созданы прототипы, которые вы можете видеть на экране. Сейчас добавлю яркости, кажется очень темное изображение? Так достаточно?
Видите: эта пара умеет ходить, бегать, прыгать. Мы собираемся расширить некоторые их возможности и запустить серию. Однако, необходимы средства. Поэтому я здесь перед вами. Вопросы?
- Демонстрируемые образцы могут воспроизводиться?
- Нет. Стоит блокировка, которую мы собираемся снять и провести полевые испытания.
- Спасибо.
- Еще вопросы?
- Когда и где будут проводиться полевые испытания?
- В самое ближайшее время. Мы подыскиваем полигон.
- А почему в техпроцессе участвуют два компаньона, а не три или более? Может быть, увеличение количества участвующих в процессе еще больше удешевит образец?
- Расчеты показывают, что пара – оптимальное состояние, позволяющее достичь приемлемого параметра цена/качество.
- А где можно с ними детально ознакомится?
- В толстой книжке, которая лежит перед каждым из вас.
- Спасибо.
- Если вопросов нет, номер для связи указан на последней странице. Я с удовольствием отвечу в индивидуальном порядке.
Sunday, May 31st, 2015
4:47 pm
Контролер
- Предъявите ваши проездные документы!
Я лихорадочно похлопал по карманам, прекрасно зная, что ничего не найду. Контролер, блондинка со спутанными волосами в фирменном контролерском жилете смотрела на меня пустыми, ничего не выражающими глазами.
- Девушка, - расстроенно сказал я, - забыл билетик.
- Тогда… - начала она, но я резво сыграл на опережение:
- Может, продадите?
Она молча оторвала талончик. Тут я сообразил, что кошелек остался дома.
- Ой!
У контролера в глазах вспыхнул профессиональный интерес.
- Деньги…- попробовал я извиняющимся тоном.
- Тогда выходите! – громко отрезала она, и светлые брови грозно поехали к переносице. Стоящие рядом пассажиры испепелили меня своими осуждающими взглядами.
Я обреченно вздохнул, всем своим видом показывая, что готов покориться судьбе. Контролер легонько подтолкнула меня к выходу.
- Выйду я, выйду, - повторял я. - Выйду сейчас, не сомневайтесь. Валар моргулис!
Она что-то ответила.
- Чё?
Я не поверил и повернулся.
- Валар дохаэрис! – улыбнулась она уголками губ.
Автобус остановился. Двери с шипением открылись, контролер, не обращая на меня никакого внимания, двигалась дальше по проходу.
- Проезд оплачивать не забываем. Предъявляем проездные документы.
Monday, May 18th, 2015
6:48 pm
Сумчатые.
- В Австралии есть евреи?
- Есть.
- Много?
- Сто тысяч.
- Я бы хотела в Австралию. Интересно посмотреть кенгуру. И вообще интересно.
- Далеко очень. Надо из Сингапура лететь самолетом или из Абу-Даби…
- Но интересно. А сумчатые животные только там?
- Еще в Новой Зеландии и Тасмании.
- А на других континентах?
- На других континентах нет.
- А почему так получилось?
- Не знаю. Может где еще были сумчатые, но они не выжили, эволюционный отбор не прошли.
- Почему?
- Были, наверное, какие-то хищники, которые питались сумчатыми и, в конце концов, всех поели.
- А что с ними потом стало?
- Вымерли.
- Как саблезубые тигры?
- Да, как саблезубые тигры.
- А евреи там были всегда?
- Нет, приехали. Австралия – страна иммигрантов, бывшая тюрьма. Англичане туда ссылали своих заключенных, их потомки основали государство.
- Понятно.
- Что тебе понятно?
- Что сумчатые евреи не выжили.
Sunday, May 10th, 2015
12:48 pm
Петля
Держишь букет на коленях и, кажется, что все только на тебя пялятся, словно знают, что идешь к чужой жене. Старуха морщинистая, как печеное яблоко, жжет взглядом, студент в наушниках подмигивает «не дрейфь, где наша не пропадала», мама с малолетним отпрыском то и дело поглядывает осуждающе, а девчонки напротив шепчутся и прыскают от смеха. Чувствуешь себя совершенно неловко, не уютно.
Двери в вагон открываются. Посреди пустого перрона на коленях стоит человек в длинном сером пиджаке. Он что-то кричит и раскачивается взад-вперед. Лицо искажено гримасой.
Стараюсь смотреть мимо входящих. Их мало, они быстро рассаживаются по свободным местам, состав еще некоторое время стоит на станции.
«Наступны прыпынак - Маскоуская».
Выхожу. Толпе бегущих я не интересен. Стеклянная дверь с надписью «входа нет», холодная плитка подземного перехода, два идиота, ревущие под гитару совсем несуразное, безвкусное, лестница, солнце.
Идти не далеко, меньше квартала. Банкомат с бесконечной очередью, аптека где хмурая и неприветливая провизор, овощная лавка с запредельными ценами, надпись над магазином «настоящий секондхенд из Европы».
Перед подъездом сидят бабки, знающие всё и про всех. Их с рождения готовили, учили в школе считать до десяти, больше и не надо, срочно выдавали замуж за одноклассников, чтобы они рожали в перерывах между дойками, и дети, вырастая, забирали их к себе, в городские квартиры. И там они заступали на стражу подъездов, где пахнет кошками и мусоропроводом.
Лифт громыхает, двери, противно дребезжа и вибрируя, разъезжаются. Шестой этаж, реклама, обещающая вскрыть любой дверной и автомобильный замок.
- Привет!
Я не могу отделаться от ее запаха. Пахнут мои пальцы, мои джинсы, даже мои носки. Им пахнет кофе, им пахнет улица, начинающийся дождь за окном им пахнет. Дым сигареты не отбивает, я уже пробовал…
Она ставит орхидеи в вазу и сообщает, что Сергей уехал до завтра (они в процессе развода и размена квартиры).
Выдранные с мясом пуговицы рубашки стучат по полу, заевший замок джинсов, головоломка крючков лифчика. В полировке шкафа отражается безумное переплетение тел. Невероятный, животный, отчаянный секс. Словно первый раз и мы никак не можем насладиться друг другом. Медленно приходим в себя, дыхание становится спокойным, ровным, неудержимо клонит в сон, веки тяжелеют, смыкаются.
- Быстрее!
Она толкает меня в плечо. Глаза широко раскрыты и полны отчаяния.
- Он забыл документы и уже поднимается в лифте.
Еще не соображаю в чем дело, но начинаю одеваться.
- Тихо, - шепчет она и заталкивает меня в шкаф. Душно, пыльно, темно.
Слышно, как открывается входная дверь.
Неясные голоса, отдельные междометия. Сергей расхаживает по квартире и что-то говорит.
Улавливаю отдельные слова, но никак не могу сложить их в предложение.
«Кто-то…Степаныч…резина…полтора часа минимум…возможность…красный…сестра….накормить…»
Она открывает шкаф и тащит меня ко входной двери.
- Ты будешь смеяться, но я подумал, что был совершенно не прав по отношению к тебе последнее время… - доносится голос Сергея из туалета.
Ее глаза совершенно белые.
Несусь вниз по лестнице.
- Стой, урод! – слышно за спиной.
- Сережа, куда ты! – кричит Она.
- Стой!!!
Петляю по дорожкам, перепрыгиваю через детей, через цветные машины, распугиваю кошек, собак, мамаш с колясками, поднимаю стаи голубей.
- Урод! Чтоб тебя!!!!
Мусорные баки, вонь, коты, бомжи с пустыми бутылками, бетонный забор, ограда детского сада, испуганное лицо воспитательницы, снова забор, машина, сигнал, мат, летящий в спину…
Он отстал, исчез.
Иду к метро мимо магазина с бэушными тряпками, мимо аптеки, мимо переминающейся с ноги на ногу очереди к банкомату. В переходе продолжают позорно фальшивить.
Начинает болеть живот. Вначале ноет, не сильно, но противно. Постепенно внутри образуются вертикальные струны, которые натягиваются все больше и больше. Я покрываюсь холодным потом. Твердый шар медленно движется вверх по кишкам. Душно, в глазах стоят зеленые круги. Дрожащими ногами с трудом выхожу из вагона. Не хватает воздуха.
Неужели так карается нарушение заповеди «не пожелай жены ближнего»?
«Но ведь они практически в разводе! – стону я,- в разводе, Ты понимаешь?»
- ПОНИМАЕШЬ?
«Понимаешь» – повторяет эхо, заглушаемое подошедшим поездом.
Я стою на коленях и жду ответа. Мимо равнодушно спешат люди.
- ПОНИМАЕШЬ?
Мне больно.
«Наступный прыпынак - Маскоуская.»
Двери закрываются. В уходящем вагоне парень в сером пиджаке с букетом орхидей на коленях удивленно провожает меня взглядом…
Tuesday, May 5th, 2015
5:44 pm
Этюд про любовь
- Куда далеко?
- А?...
- Дверцу закрыли?
- Да…
- Значит надо ехать!
- Поехали…
- Аэропорт или вокзал, спрашиваю?
- Наверное… прямо…
- Долго не получится, там парк и только вправо. Будет улица Весенняя.
- Значит, на Весеннюю.
- Дом какой?
- Лиза…
- Магазин «Лиза»? Не знаю. Номер дома у него есть?
- … глаза серые-серые … серые, как северное море …
- Море?
- Серые…большие…огромные…
- Какое море?
-… и пахнет молоком и медом…
- Море пахнет молоком? Ну, вы даете… Вчера пассажир рассказывал, что его теща способна уловить запах водки, когда муж только дверь в подъезд открывает. А они на пятом этаже живут!
- Красноармейская, дом 24…
- Мы же только отсюда выехали!
- … квартира 6…
- Разворачиваться, что ли?
- Нет-нет… Не надо…
- Как скажите. Вы платите, я везу…
- У вас есть сигареты?
- Не курю и вам не советую.
- Да, правильно. Остановите.
- Давайте я у киоска приторможу, купите сигареты и поедем…
- Здесь остановите…
- Так до парка ого-го …
- Дальше не надо, я дойду.
Sunday, May 3rd, 2015
1:17 pm
Дизайнер.
- Уважаемый! Уважаемый! Я к вам обращаюсь! Идите сюда, слушайте, чего скажу.
- Ну, вот я пришел, и что?
- Вот лицензия, если не верите.
- ???
- Все честно, все по закону, вы не думайте.
- Выдано Мингорисполкомом…индивидуальный предприниматель… консультации по «линиям судьбы», полету птиц, внутренностям… И по внутренностям умеете?
- Могу, но вам этого не надо.
-… по картам таро, нумерологические исследования, контент-анализ писем счастья, снятие сглаза, порчи, дизайн аквариумов. Действительно по две тысячи девятнадцатый год. Впечатляет. Особенно дизайн аквариумов.
- Давайте руку. Пятьдесят сейчас, и потом еще пятьдесят.
- Не дорого, конечно. А за дизайн аквариумов, сколько?
- Нет, не правую, левую давайте …
- И что?
- Хм…Гм…
- Что вы хмыкаете и ничего не говорите? Консультировать будете?
- Гм…
- Чего вы на меня смотрите? Все так нехорошо?
- Хм…
- Да не молчите же вы!
- Гм…
- Всё, мне надоело.
- Хм…
- Отпустите руку, хватит рассматривать.
- Гм…
- Пусти, вам говорят!
- Хм…
- Отпусти ты меня! Я сейчас как врежу, если не отпустишь!
- Вот ваши деньги, идите отсюда.
- Подождите-подождите… Действительно все плохо?
- Хм…
- Я должен умереть, да?
- Хм...
- А почему я не умер? Чего вы плечами жмете?
- Идите отсюда.
- Нет, скажи, раз начал! Говори!
- Иди не мешай. Мне работать надо, семью кормить…
- А я? Как же я?
- Иди.
- Вот руки мои… Бери любую, левую, правую…
- По руке больше нельзя…
- Понимаю. А что можно?
- Дизайн аквариумов.
- Но у меня нет ...
- Пятьсот, плюс стоимость аквариума восемьдесят. Рыбок сам купишь.
- Конечно, конечно, вот деньги. Адрес на визитке…
Он шел по парку не оглядываясь, на душе было тревожно… «Уважаемый, - то и дело раздавалось за спиной, - уважаемый! Я к вам обращаюсь!»
Saturday, May 2nd, 2015
11:34 am
Крокодил.
- Здравствуйте Света!
- Здравствуйте-здравствуйте. Давно вас не было. Вам какое: молочная телятина или подтелок?
- Я еще не решила, что буду готовить. Муж такой капризный стал последнее время…Просто невозможный...
- Слушайте сюда: у меня для вас есть что-то особенное!
- Интересно.
- На ухо скажу.
- Ну?
- Крокодил.
- Что крокодил?
- Филе.
- Филе?
- Самое лучшее, с хребта. Полендвица, практически.
- Полендвица…?
- Понюхайте, свежайшее!
- Да, пахнет свежим.
- Свежайшее, я вас не обманываю!
- Но… странно…
- А как, по вашему, должен пахнуть крокодил?
- Ну…не знаю…
- Это же не курица какая-нибудь на гормонах, все натуральное! Он же не жвачное, не корова, он же хищник самый настоящий!
- Ага, настоящий…
- Берите, не пожалеете. У меня уже все разобрали, последнее осталось!
- Ну не знаю… Большой кусок, столько не надо…
- Я отрежу сколько надо!
- А он диетический? А то, не хотелось бы как-то…
- Диетический, и не сомневайтесь. У меня одна, как купила, прибежала на следующий день и давай ей еще три килограмма. Сказала, что очень диетическое. А она такая…очень…как это…ну строгая такая женщина. Брат врач известный, разбирается, что можно, что нельзя.
- Ну… Я возьму…
- Хорошо. Я еще в один пакет заверну, а то этот может порваться.
- А как его готовят? Суп можно?
- Можно все: и суп, и тушить, и жарить… По всякому!
- А в мультиварке можно?
- В мультиварке? Конечно! Берете овощей всяких, капусточку можно, морковочки, лучка репчатого, картошечку кубиками, специи всякие, травку, гвоздичку хорошо, лавровый листик обязательно, перчик лучше горошек, воды чуть-чуть, чтоб дно прикрыть, и минут на сорок, или даже пятьдесят под большое давление. Очень все хорошо должно получиться…
- А тыкву? У меня тыква есть, в морозилке…
-Тыкву тоже можно, почему же нельзя, можно! И не сомневайтесь, мужу понравится, добавки просить будет.
- Хорошо бы, чтоб он съел и сразу умер…
- Что-что?
- Нет, это я о своем…
- А…
[ << Previous 20 -- Next 20 >> ]
About LiveJournal.com