?

Log in

только для специалистов
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Евгений Липkович's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Friday, July 15th, 2016
5:31 pm
Wednesday, June 1st, 2016
10:18 pm
Saturday, March 12th, 2016
5:21 pm
Про антисемитизм
Он был такой широкоплечий, что два человека, которые в нем помещались, даже не конфликтовали между собой. Первый, Арсений Гольдберг, имел диплом инженера-электрика, двух рыжих дочек-близнецов, жену, тоже рыжую, преподававшую фортепиано в музыкальной школе и дававшую частные уроки. Он был начитан, наблюдателен и молчалив. Жена пилила его в меру, он ее любил, а в дочках души не чаял. Жил в трехкомнатной квартире, денег было не особенно, но хватало.
Thursday, February 11th, 2016
7:03 pm
Thursday, January 21st, 2016
4:58 pm
Wednesday, January 13th, 2016
6:55 pm
Wednesday, December 23rd, 2015
5:47 pm
Консультант
Киссинджер посапывал во сне. Его не разбудил даже серебряный иерусалимский трамвай, который с шумом промчался мимо кафе. Роговая оправа почти сползла с носа и держалась на самом его кончике. Рядом на стуле лежала старомодная серая шляпа. Официантка наклонилась так близко, что чуть-чуть задела очки. Госсекретарь открыл глаза и удивленно посмотрел на грудь, готовую выскочить из розовой кофточки.

http://www.jewish.ru/style/woman/2015/12/news994331959.php
Thursday, November 26th, 2015
11:48 am
В парикмахерской
- Ну, вы и заросли. Давно не стриглись?
- Порядочно.
- Давайте вас к зеркалу ближе подвинем. Привстаньте чуть…
- Так?
- Да, я кресло выше сделаю. И как будем стричься?
- Как обычно.
- Я вас не узнаю.
- Не только вы.
- Я имею ввиду, что не знаю, как вас стричь…
- Стригите, как на портрете.
- На каком?
- В углу висит, в вашем зале.
- Это же икона.
- Да? Тогда еще и бороду поправьте.
- Так?
- Прекрасно. Просто прекрасно.
- Может быть, освежить чем-нибудь?
- Нет, это лишнее.
- Хорошо, как скажите.
- У меня к вам вопрос.
- Пожалуйста.
- Не могли бы вы мне подсказать, где здесь ближайший храм?
- Какой веры?
- А, собственно говоря, любой…
Wednesday, November 25th, 2015
4:27 pm
Thursday, November 12th, 2015
7:27 pm
Friday, October 30th, 2015
5:17 pm
Wednesday, October 14th, 2015
5:18 pm
Monday, October 12th, 2015
11:58 am
страшный сон
- Папаня, вставай.
- Отстань Колька.
- Вставай папаня, надо.
- Отстань, дай поспать.
- Папаня, мы просрали.
- А?
- Просрали, говорю.
- Чаво?
- Таво…Просрали выборы.
- Не…
- Точно.
- Мне эта обещала…как ее… Ну, эта…
- Лидка? Она пьяная, лыка не вяжет в соседней комнате.
- А этот, как его…ну этот…
- Зам ейны? С ней. Тоже в стельку.
- Погодь, погодь…Где мои министры… Где мои штаны?
- Какой министр?
- Да хоть какой. Где мои штаны?
- Телефоны не отвечают.
- Как это нет? Где они все, суки?
- А хрен их…
- Кто есть?
- Я.
- А еще?
- Никого нет.
- Соссали, значит. А кто победил хоть?
- Никто не победил. Против всех проголосили.
- Сколько?
- 80%
- А остальные?
- Остальные не пришли.
Tuesday, September 29th, 2015
7:20 pm
Wednesday, September 23rd, 2015
2:36 pm
Мешок
Двоюродный брат, который был ровесником, но собирался этой осенью в первый класс, рассказал, что горбун приходит, когда никого нет дома. Он ворует детей и уносит в мешке. Сеня не испугался, потому что сидел в командирском синем танке с желтыми гусеницами, и вокруг стояла огромная армия солдат, готовых дать отпор кому угодно. Но вечером в постели вспомнил про горбуна, и долго не мог заснуть, прислушиваясь, как по лестнице скрипя и щелкая ногой, тяжело поднимался квартирант Поляков.
Старик появился следующим утром. Бороды у него не было, горба тоже, брюки были заправлены в кирзовые сапоги, но в большом мешке уже что-то шевелилось. Сеня сразу похолодел, убежал во двор, закрыл калитку на крючок и подпер спиной. Старик заглянул в вентиляционную дыру в фундаменте их дома, сел на траву, снял засаленную кепку и вытер лысину ладонью. Докурив, достал из кармана грязно-зеленого пиджака маленькую косточку с остатками вареного мяса, привязанную к толстой нитке и бросил ее в отверстие. Сеня привстал на цыпочки, чтобы лучше видеть, и высунул кончик языка от напряжения. Старик потащил за нитку, и в отверстии появился кот, который в пасти держал кость. Старик схватил его за шею, кот принялась дико вопить, пытаясь исполосовать когтями обидчика. Свободной рукой дед ослабил узел на мешке и забросил туда орущее животное, сразу затихшее.
Сеня выбежал на улицу.
- В институте нужны кошки,- объяснил дед, - для космоса.
Слова «институт и космос» произвели сильное впечатление. В подшивке журнала «Смена» были картинки молодых ученых в очках и свитерах, держащих в ладонях атомы, и собак в космических скафандрах. Лица у людей были открытые, а собаки с умными глазами выглядели настоящими и преданными друзьями.
Сеня повел старика за собой и показал еще одну дырку в фундаменте. Дед обнюхал ее и отрицательно замотал головой.
- Она там, - изо всех сил закивал Сеня, - точно там.
Старик достал из кармана бутылочку и накапал из нее на кость. Сеня заглянул в дыру, увидел два зеленых глаза, которые стремительно бросились на него. Старик перехватил кошку буквально на лету. Рыжая, громко шипя и извивалась, умудрилось сильно поцарапать руку, он, громко ругаясь, разжал пальцы, и кошка убежала.
- Семь будет и так добра, - сказал дед. - На сення усё. - И ушел под колонку смывать кровь.
На следующий день квартирант съезжал. Он вынес вещи в подъезд, и среди немногочисленных коробок и книг оказался небольшой мешок. Поляков не был ученым, работал на заводе, и кошки у него никогда не было. Сеня потыкал ткань прутиком, внутри было что-то твердое, но не живое. Он несколько раз обошел мешок, перед тем как развязать узел. Внутри оказалась нога, обутая в черный ботинок, с приделанными к ней с другого конца ремнями.
Взрослых тоже крадут, решил Сеня. Только они большие, их крадут частями. Он вернулся к себе, расставил из коробки солдатиков и занял круговую оборону. Сеня ожидал атаки, пока его не нашла мама и не вытащила из-под стола.
- Что с тобой? – она пощупала его лоб. – Ты не заболел? Бледный какой-то…
Болеть Сеня любил. В кровать разрешали брать танк, и переставляли к другой стене, чтобы был виден телевизор. Правда, приходилось пить горькие микстуры, но их компенсировали сладким вареньем или конфетами. В этот раз температуры не оказалось, и его отправили во двор, пока в квартире будут мыть полы.
По улице ветер гнал тополиный пух, Поляков возле колонки на углу ловил машину. Из дырки в фундаменте показалась кошачья голова. В зубах рыжая держала крохотного котенка. Она чего-то испугалась и спряталась обратно. Сене стало стыдно, так стыдно, что заныли зубы и заболели запястья. Он побежал домой, налил в блюдце молока и осторожно, стараясь не расплескать, понес рыжей.
- Я больше не буду, - сказал он в дырку. Зеленые глаза вспыхнули в темноте и погасли.
Осталось еще одно не сделанное дело. Сеня вернулся, открыл мешок и, стараясь не смотреть на ногу, плюнул внутрь.
Тем временем к воротам подъехал грузовик. Поляков, щелкая протезом, выскочил из кабины и снял с них засов. Машина медленно въехала во двор и остановилась у крыльца. Мама помогла квартиранту побросать вещи в кузов, он попрощался и уехал. Она махала вслед.
- Поляков будет в общежитии жить,- объяснила она. Сеня не знал, что такое общежитие, но на всякий случай кивнул. Мама вернулась мыть полы, он сошел с крыльца и увидел, что из отверстия опять осторожно выглядывает рыжая. Она смотрела на Сеню, и ему показалось, что она улыбается.
Monday, September 21st, 2015
4:51 pm
Клиент
Клиент был не очень разговорчив и, зайдя в переговорную, сразу погрузился в кресло. Как будто там и родился, подумал Роман, глядя, как на журнальный столик ложится дипломат из крокодиловой кожи и щелкают замки.
- Наша программа – он приглушил свет в комнате и начал презентацию, - совершенно точно предсказывает дату смерти.
На экране появились картинки, которые сменяли графики, диаграммы, потом снова картинки, опять диаграммы…
Плотный усатый мужчина средних лет продолжал сидеть без движения, словно памятник. В какой-то момент стало казаться, что это вообще робот. Но клиент снял очки, положив их рядом с дипломатом, вытер глаза клетчатым платком и взглянул так, что у Романа засосало под ложечкой, а рука нащупала в кармане фирменного халата пачку сигарет и судорожно ее сжала. Что-то в этом взгляде было такое, от чего хотелось вытянуться и доложить о готовности атаковать, не считаясь с последствиями и жертвами.
- И, как вы понимаете, - закончил он, подавляя желание перейти с доверительного тона на заискивающий. – Результаты, мы предпочитаем их называть данными обработки, постоянно сверяются с реальной жизнью.
Щелкнула зажигалка и в потолок переговорной ушла тонкая струя дыма. Мужчина принюхался.
- Вишневый табак?
Роман спохватился и протянул клиенту сигаретную пачку.
- Благодарствуйте, - отказался посетитель. – Скажите, э… а на себе вы проверяли…э…данные обработки?
На подобные вопросы была разработана специальная домашняя заготовка: «Мы с женой проживем долго и счастливо и умрем в один день». После такого обычно ничего не спрашивали: клиенты или уходили, или подписывались на исследование. Но сейчас было заметно, что посетитель продолжает колебаться, и Роман сыграл на опережение:
- У вас есть замечания к контракту?
Мужчина открыл папку, лежавшую рядом на столе, и принялся перелистывать страницы.
- «данные обработки являются собственностью компании и не могут быть предоставлены третьим лицам без согласия собственника во всех случаях, кроме, особо оговоренных…» - зачитал посетитель и вопросительно посмотрел.
«Почему всех возбуждает именно этот пункт?»
- Это не значит, что вам нельзя уже сегодня заказывать надгробный памятник с соответствующими датами. Но нам бы не хотелось, чтобы в Википедии какой-нибудь безответственный деятель…
И этот ответ был домашней заготовкой.
Мужчина согласно закивал головой. «Конечно, Википедия, как я сразу не подумал» – усмехнулся Роман глядя на посетителя.
Подписав контракт, клиент отправил свой экземпляр в «дипломат».
Роман пошел к стойке за стеклянными пластинами с фирменным знаком компании.
- Теперь возьмем вашу слюну…
Он обернулся и увидел, что клиент держит в руке маленький прозрачный пакет.
- Вам ведь все равно, с чьим генетическим материалом работать?
В принципе это было так.
- Поработайте с этим…
- Это…? - спросил Роман.
- … генетический материал,- бесстрастно продолжил клиент. Стало понятно, что дополнительной информации не будет.
- Но это же не ваша…
- Ваши услуги стоят совсем не дешево, - раздалось из кресла. – И мне кажется, что вам должно быть все равно, с каким материалом работать…
Роман вздохнул.
- Могут наступить юридические последствия, если владелец, или его наследники, узнают, что без их ведома и вопреки их желанию…
Глаза клиента стали твердыми, из дипломата появилась тисненая бумага, которую он передвинул через стол.
«Настоящим уведомляю, что образец материала и дополнительные данные принадлежат моему родственнику, опекуном которого я являюсь и руководствуюсь в своих действиях исключительно полученными от него распоряжениями». Внизу стояла сегодняшняя дата и причудливая подпись.
- Я всего лишь посредник,- добавил клиент, в руке он держал флешку. – Здесь дополнительные данные, которые вы используете в своих расчетах. Анализы крови, давление, пульс, частота дыхания и еще много чего. Кое-что снималось в ежедневном режиме, какие-то анализы делались ежемесячно, что-то раз в полгода.
- Мы изучим…
- Сделайте любезность.
- Ответ будет готов в течение часа. Вы можете подождать данные обработки здесь или в кафетерии на первом этаже. Там отличные круасаны…
- Здесь,- ответил клиент.
Через час Роман вошел в переговорную, держа в руке распечатку.
«Нет, он определенно рожден для этого кресла, просто как влитой. Если композицию перенести на выставку, зрители решат, что это гиперреализм.»
- Дата рождения, - сходу начал он, - 20 апреля 1889 года, а вот с остальным вышла неувязка.
Глаза клиента вспыхнули странным огнем.
- Согласно расчетам получается, что он до сих пор жив.
Роман был уверен, что удивление наигранное и новость о том, что объект исследования жив, совсем не удивила посетителя.
- Жив до сих пор. Мы, используя предоставленный вами материал, рискнули сделать дополнительные исследования и …
- Это ваша личная инициатива, – жестко перебил клиент.
- … мы полностью принимаем ответственность за эту инициативу на себя, - закончил фразу Роман. – Подписанный контракт содержит пункты о конфиденциальности, которые не позволяют нам разглашать данные обработки.
Ставшие похожими на две амбразуры, глаза захлопнулись. Роман молча ждал, пока не получил знак продолжить.
- Мы совершенно точно знаем, кому принадлежит переданный вами генетический материал, - сказал он. Лицо клиента побледнело, задергался уголок рта, и глаза то вспыхивали странным огнем, то гасли. - Адольф Гитлер не застрелился 30 апреля 1945 года.
Человек в кресле снова замер, превратившись в памятник.
«Всё-таки усы у него совершенно другие, - решил Роман. - Если их выстричь, челку зачесать влево, и сбросить килограммов двадцать лишних, тогда будет полное сходство.»
Monday, September 14th, 2015
11:56 am
Магазин "Лакомка".
Что хорошо помню про «Лакомку» - это двух человек, обитавших при магазине: Володю, который ходил в парадном офицерском кителе без знаков отличия, в фуражке без кокарды, с потертым портфелем в руке и сухонькую женщину без возраста в сером плаще и темном, бурачного цвета платке, повязанном на маленькую голову.
Про Володю ходили разные легенды. Одни говорили, что он полковник, был в плену, и психика не выдержала, другие - что полицай, отсидел после войны. Не знаю, что правда, но Володя ловко изображал немецкий концлагерь. Делал это в лицах, в звуках, отдавал команды на немецком языке имитируя репродуктор, что-то приказывал часовым на сторожевых вышках, гудел как настоящий оркестр с тарелками и барабанами, даже лаял, как овчарка. Глаза у Володи в этот момент были совершенно пустые и ничего не выражали, словно проигрывал он пластинку, которая крутилась у него глубоко внутри.
В «Лакомке» Володя пил кофе с молоком, чудовищно сладкий напиток, слабо пахнущий кофе, готовившийся в специальных металлических бочках из разведенной водой рогачевской сгущенки «Кофе с молоком». Он подавался в граненых стаканах, его надо было выбивать в кассе у Светы, одинокой блондинки страшно хотевшей третий раз замуж.
Света умирала из-за Сени, лабуха-гармониста, все время мотавшегося на свадьбы. Она была старше лет на десять, и вцепилась в него, как клещ. Союз этот казался странен. Сеня никак не был ботаном, наоборот, высокий красавец, обладавший богатым насыщенным языком, разбавленным идишизмами. «Жизнь человек живет один раз, - они обнималось со Светой во дворе «Лакомки», – и ее надо прожить с женщиной, за которую никогда не будет стыдно. – Света счастливо закатывала глаза, и Сеня в этот момент щипал ее за задницу. «Тохес!» – назидательно говорил он, когда Света взвизгивала и подпрыгивала на скамейке.
Из-за специфики работы, он был занят по выходным, Света страдала и жаловалась, что «Сенечка опять уехал и будет поздно».
Я сочувственно пожимал плечами.
- Тебе кофе? – спрашивала Света. Я уже собрался кивнуть, как вдруг женщина, стоявшая возле кассы, на которую раньше не обращал внимания, вытянула шею:
- Надо вас всех бить!
- Вы это мне? – удивился я.
- Вас всех мало били. Поэтому вы такие.
- Мы? – я все еще думал, что она меня имеет за кого-то другого.
- Ужасные, нечеловеческие люди. Лентяи. Выродки. Алкоголики. Бездельники…
- Вы чего хотите? – спросил я и посмотрел на Свету, ища поддержки. Света сделала большие глаза, которые можно было истолковать как угодно: это страшный человек, сотрудница отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС); это моя дальняя родственница, не обращай внимания; это член партии с 1870 года…
- Больно ты прыток, - сказала женщина и попыталась схватить меня за рукав. – А ну-ка пошли со мной!
- Зачем это? – удивился я, но на всякий случай испугался.
- Затем, что не любишь Родину и шпион. Надо тебя в органы на проверку немедленно.
- Света,- взвизгнул я, - что это такое?
Кассирша приподнялась из-за аппарата и повернулась к общественнице.
- Ивановна,- сказала она тихо, но твердо, - сколько раз просили уже, чтобы к покупателям не приставала?
- А может и тебя на проверку? – сказала женщина и нервным движением запихнула седую прядь под бурачный платок. – Ты с жидом шашни водишь, надо проверить на классовую чистоту!
- Что? – взвилась Света. – Ты на кого… ? А ну пошла отсюда, дура психическая! Ведьма старая!
- Ты как с заслуженным человеком разговариваешь, а? – заорала на нее женщина, глаза ее запылали фанатичным огнем. – Ты знаешь, кто у меня дед? У меня дед Карл Маркс! Да я тебя в порошок…Да я тебя сейчас сама голыми руками…
Очередь за мной притихла.
- Марина Васильевна! – закричала Света в сторону отдела тортов,- Марина Васильевна, вызывайте «скорую», у Ивановны снова началось!
Не знаю, что «началось», но как только внучка Карла Маркса услышала про скорую, сразу припустила из магазина, выскочила на проспект и скрылась в толпе.
Потом видел эту женщину много раз. Она одиноко стояла в углу, никого не трогала. Вокруг, за высокими стояками на металлических ножках народ пил кофе и жевал пирожные, бизе, «картошку», бисквиты.
Сейчас я не ем сладкое, но грустно мне совсем не поэтому…
Friday, September 11th, 2015
7:38 pm
ZZ-500i
- Ты хочешь сказать, что она его убила?
- Да.
- Вот эта зубная щетка? Именно она? Может вот эта или эта? Или…
- Нет, именно та, которую держишь в руке. Остальные не причем.
- Ты обчитался комиксов про взбесившихся роботов, да?
- Нет.
- А про что?
- То, что ты держишь в руках – последняя модель зубной щетки ZZ-500i…
- Я такой же пользуюсь.
- «i» означает наиболее продвинутую модель. Пока чистишь зубы, она снимает данные о состоянии полости рта.
- Передает зубному, доктор выдает рекомендации, если надо, не дай Бог, вырвет чего и вставит новый …
- Щетка корректирует режим обработки в зависимости от состояния.
- Ну, да.
- На основании рекомендаций.
- Ну, да…
- Рекомендации уже давно не человек дает, а машина, компьютер.
- Какая разница? Оглянись - улицы убирают машины, которыми управляют компьютеры, такси управляют компьютеры. Самолеты, корабли, метро, в магазинах компы, в банках… Не вижу ничего…
- Это умная щетка.
- Не понимаю, куда ты клонишь.
- Она способна не только собирать данные, но анализировать и устранять причины…
- Кариеса? Он же не убивает…
- Кариес – частный случай.
- Все равно не понимаю…
- Устранять причины…
- Ты хочешь сказать…?
- Да.
- Вот эта штуковина…
- Модель ZZ-500i.
- Ты когда последний раз психотест сдавал?
- Щетка подключилась к базам и увидела, что никакие рекомендации, которые приходили на «ящик», этот несчастный…
- Филипп-Александр Сторо.
- Филипп-Александр Сторо за последний год не выполнял. Они их даже не открывал. И она решила, что рекомендации не действуют. Путем простой логики пришла к выводу, что устранить источник постоянного загрязнения полости рта можно только устранив самого Филиппа-Александра. И ударила его током.
- Отличная история. А теперь будем искать настоящую причину.
- Это и есть причина. Я проверил: в стоматологии вчера запустили новое ПО.
- Чего-чего?
- Но тебе рано беспокоится, они тестируют систему пока только в одном районе. А вот Филиппу-Александру не повезло…
Thursday, September 10th, 2015
11:29 am
Wednesday, September 9th, 2015
11:52 am
Стопроцентный поляк
Эмма Путырская, женщина эффектная, с высоким кандибобером из пепельных с легким фиолетовым отливом волос и глубоким декольте в голубом халате кладовщицы, когда проходила мимо, обязательно притормаживала у его стола и брезгливо фыркала. Ярко накрашенная нижняя губа отвисала, обнажая розовую десну с мелкими зубами, и издавался звук, словно его испускала настоящая тягловая кобыла.
Он пытался повторить фырканье дома, когда никого не было, и, стоя перед зеркалом, но ничего не получалось. Выходило смешно и никак не презрительно. Наверное, нужно еще что-то, Игорь никак не мог понять, что. Может быть глаза щурить? Он жмурился, вокруг носа собирались морщины, и выходило еще смешнее.
«Ну, баба, - успокаивал он себя, - ну, дура. Когда-нибудь обязательно нарвется».
Однако, Путырская не только не утихла, а совсем даже принялась устраивать громкие скандалы.
Пепельный кандибобер неожиданно вырос из-за спины распространителя марок общества спасения на водах, и запричитал: «Как не стыдно! Государство тебя выучило! Тебя выкормило! А ты не хочешь ему помогать!».
Весь отдел, покорно уплативший добровольно-принудительную дань, в тяжелом молчании наблюдал за развитием ситуации. Игорю казалось, что они вовсе не на его стороне. Он ведь твердо решил марки не покупать. Ни за что, сообщил он в курилке. Пусть они все застрелятся, а я не буду. Дело не в этих копейках, а в принципе.
Это был митинг, демонстрация, настоящее геройство. Но по-другому протестовать пока не получалось, хоть очень чесалось.
Он сжал предательски дрожащие от негодования руки в кулаки, спрятал их в карманы черного халата, и, смотря в пол, пошел на рабочее место. Кладовщица распалилась еще сильнее, перешла на ультразвук, то и дело постреливая глазами на дверь с надписью «Старший Мастер КИП и А», в надежде, что начальник, от которого зависит премия, оценит ее общественно-политический порыв.
Игорь достал паяльник и принялся зачищать медное жало напильником. Работал методично и зло, стараясь успокоится, и ничего не слышать и не замечать.
Путырская там временем ходила вдоль огромного во всю стену окна и возмущалась. Игорю казалось, что она вот-вот успокоится, уйдет в свою кладовую и там примется раскладывать пасьянсы замусоленной колодой, но пепельно-фиолетовый кандибобер продолжал нервно трястись.
Не известно, что у нее происходило в организме, но она остановилась у стола Изи Баркана, наклонилась так, что его очки съехали с большого носа и уперлись прямо в ее декольте и с жаром, указывая пальцем на Игоря, сказала:
- Я эту нацию ненавижу!
В нос Баркану ударил приторно сладкий запах пудры.
- Изя, ты хороший, честный, а он… - Эмма фыркнула, и Баркан почувствовал капельки слюны на своем лице.
- Но Ракитский же не еврей! – изумился Баркан, поправляя очки. Нижняя губа у Путырской отвисла, глаза стали темными, потом светлыми, и снова опять темными, она посмотрела на Игоря, словно увидела его в первый раз. – И никогда не был евреем, - продолжил Изя. – можешь мине поверить!
- А мать его кто? – зашептала Эмма.
- Мать его полька. Отец наполовину хохол, наполовину русский. Бульбаш, значит.
- А…
- Нет, - перебивая зашептал Изя, - бабки его обе памёрли. Но дед жив, еле ходит, но жив.
Эмма в ужасе закрыла рот рукой.
- Ракитский! – позвал Баркан Игоря, - слышь, Ракитский!
Путырская смотрела умоляющим взглядом, но Изя, не обращая внимания, продолжал звать. Нижняя губа ее дрожала крупной дрожью, глаза заблестели влагой.
- Как деда зовут?
- Что? – Игорь повернулся к Баркану. – Ты меня звал?
Эмма присела на корточки, наклонив голову так, что кандибобер полностью оказался под рабочим столом.
Изя сделал жест рукой, увидев, что Игорь собирается подойти.
– Как твоего деда зовут?
Путырская ударила Баркана кулаком по ноге. Изя посмотрел под стол, наступил на ее ладонь ботинком и встал.
- Зачем тебе? – поинтересовался Игорь.
- Ты можешь сказать, когда тебя спрашивают.
Баркан перенес тяжесть своего тела на одну ногу, и лицо Путырской сделалось под цвет волос пепельным.
«Пусти ты! - зашипела она. - Пусти сволочь!» и принялась колотить его кулаком по ноге.
«Тихо мне», - грозно шепнул под стол Изя и еще больше надавил каблуком на ее ладонь.
- Лазарь, - ответил Игорь, - Лазарь Нисомович.
- Ага, - сказал Изя.
- Всё?
Игорь снова взялся за напильник
- А фамилиё его как была?
- Кацнельсон.
Изя ослабил давление, и Эмма выдернула руку.
- Поляк он, - сказал Баркан, глядя на её медленно опухающую дрожащую ладонь.
- В профком на тебя напишу – плакала Путырская. – Суд подам!
- Зря ты не верила,- невозмутимо сказал Баркан. – Сто процентный поляк.й
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com